Миф о слишком высокой скорости и игнорировании предупреждений.

14 апреля 1912 года, «Титаник» шел со скоростью 21,5 узлов. Гораздо медленнее судов-рекордсменов с их 26 узлами. Это была обычная скорость для всех трансатлантических лайнеров пересекавших Атлантику в те годы. Ничего из ряда вон. «Титаник» просто физически не мог соревноваться в скорости с «Гончими Атлантики». Его строили не для скорости! Главным его преимуществом была небывалая роскошь и безопасность. Конечно, при желании, капитан Смит мог разогнать «Титаник» до максимальной скорости в 24-25 узлов, но он этого никогда не делал. Пять котлов судна так и не были задействованы. Капитан бережно обкатывал новый лайнер, ему некуда было спешить, все шло согласно расписанию. Вопреки расхожим мифам, в экипаж «Титаника» отобрали лучших из лучших. Свой профессионализм капитан Джон Смит подтвердил своей реакцией на ледовые предупреждения — он изменил курс и отдал специальные распоряжения впередсмотрящим искать лед. Изначально Смит направил «Титаник» по более безопасному, Южному пути. Получив предупреждения, что и на этом пути были замечены айсберги, капитан изменил курс на еще более длинный. Он направил «Титаник» южнее, туда где в соответствии с предупреждениями айсбергов не было. Тем не менее, зная что теперь они идут по безопасному пути, Смит отдал особое распоряжение впередсмотрящим, искать лед. Погода была замечательная, видимость идеальная до самого горизонта. Капитан Смит справедливо полагал, что в таких условиях, впередсмотрящие заметят любое препятствие достаточно далеко, что бы корабль успел увернуться. Так поступали все капитаны на протяжении долгих лет. Так же не было смысла удваивать количество впередсмотрящих, это делали при плохой видимости. А условия этого рейса, были очень хороши, такую хорошую погоду не часто встретишь в суровой Атлантике. Итак, капитан Смит бережно ведет свое судно, по чистому и спокойному океану, на котором нет ни единой льдинки, изменив курс, ведет он его в безопасный район, где нет льда, как гласили телеграммы с других пароходов — зачем снижать скорость?
Это было 100 лет назад. Такого понятия как безопасная скорость не было тогда. Другие капитаны водили свои суда гораздо быстрее чем Смит, а Смит шел медленнее чем было принято тогда. Высокая скорость в безопасном районе не была преступлением, преступлением было бы снижение скорости без повода, следствием чего было бы нарушение графика и опоздание. До «Титаник»а высокая скорость в ледовом поле — нормальное дело для всех капитанов, после «Титаника» преступление. До «Титаника», если ты попадаешь в ледяное поле, считалось что нужно как можно быстрее из него выбраться. В 1912 году были другие законы. Это сейчас есть ледовые патрули, которые появились благодаря «Титанику», а тогда их не было.

Не доставленное на мостик сообщение.
Не забываем, что мы в 1912 году. Телеграф в начале ХХ века, не был стратегически важным элементом судовождения. Это было новшество, в первую очередь созданное для развлечения богатых пассажиров. Радисты даже не были членами экипажа, они работали на компанию Маркони и форма с нашивками была тоже от Маркони, как и зарплата. Радиостанции не работали круглосуточно на всех кораблях, т.к. их клиенты — пассажиры ложились спать. В то время у радистов были нечеловеческие условия труда. Поскольку телеграф был новинкой, все пассажиры хотели воспользоваться этим новшеством и отослать кому-то телеграмму. Особенно с борта самого лучшего на тот момент судна. Поэтому у радистов (особенно в то воскресенье), было много работы. Работали они по очереди, по 12 часов и Филипс был настолько измучен огромным количеством принимаемых и передаваемых сообщений, что Брайд решил сменить его на 2 часа раньше. С такой загруженностью можно забыть о чем угодно, тем более что, получение сообщений для капитана — вспомогательная функция. Ледовые предупреждения так же были новшеством, поэтому каждый капитан на них реагировал как хотел. Это было не урегулировано законодательством до «Титаника».

Продолжение следует…

Реклама