Так же Филлиппс шесть часов пытался отремонтировать поломанный передатчик, он был сильно уставшим, а после ремонта аппаратуры, ему нужно было отправить множество сообщений.
Теперь мы подошли к еще одному главному моменту — предупреждения об айсбергах радисты передали на мостик, и капитан Смит изменил курс. Но одно предупреждение, самое важное, в котором говорилось что айсберги замечены еще южнее, в том районе который капитан считал безопасным, куда он изменил курс — на мостик так и не попало. Многие люди, не разобравшись в ситуации, обвиняют радистов в том, что они не выполнили свои обязанности и не доставили сообщение на мостик. Но в предыдущем абзаце мы увидели, что в то время обязанности у радистов были немного другие. На ту самую радиограмму с предупреждением, радист который ее передал «Титанику», не добавил пометку «ДЛЯ КАПИТАНА», поэтому ее в той суматохе не заметили, поэтому она и не попала на мостик. Сообщения в то время как мы знаем, передавались азбукой морзе, точка тире, точка тире, и с описанной выше загруженностью, Филипс мог на автомате переводить сигналы в буквы, не особо вдумываясь в смысл послания. Когда мозги «кипят» от работы такое бывает у всех. А тут еще не было пометки «Для капитана» и он вполне мог пропустить это сообщение. Вы можете возразить: «А как же чувство самосохранения? Неужели Филипс не понимал, что телеграмма предупреждает об опасности прямо по курсу «Титаника»?». Все дело в том, что Филипс не был членом экипажа и понятия не имел каким курсом идет судно и что означают координаты которые ему передают. Т.е. идут они в тот район или нет. Поэтому и не понимал угрожает ли это конкретно «Титанику». Многие просто просили передать предупреждения дальше, другим судам. Он знал, что на мостике стоят люди, которым уже передали предупреждения, а это, просто очередное из них. Поэтому опять же замотавшись, мог забыть о нем.
Так же, некоторые ставят в вину Филипсу то, что он грубо оборвал радиста парохода «Калифорниан», когда тот начал передавать ему предупреждение об айсбергах на пути «Титаника». Все было не так. Как мы уже знаем, основная задача радистов в 1912 году — передача частных сообщений. Этих сообщений было очень много, а в связи с поломкой передатчика — чрезвычайно много. Вечером Филипс вышел на связь с мысом Рейс, и начал принимать и передавать гору сообщений. Сигналы были еле слышны и Филипс добавил громкость. И тут, находящийся неподалеку радист «Калифорниана» Эванс, очень громко передает в эфир: «Привет дружище, как дела…», что оглушило Филипса. Так что грубый ответ был на «Привет дружище, как дела…», а ледовое предупреждение Эванс так и не передал на «Титаник». Выключил радиостанцию и лег спать в положенное ему для отдыха время.
Только после катастрофы «Титаника», телеграф перестал быть развлечением для пассажиров, а радиостанции стали работать круглосуточно.
Действия экипажа.
Так же хотелось бы сказать о действиях команды корабля, после столкновения с айсбергом. Некоторые обвиняют экипаж в некомпетентности, потому что шлюпки по началу спускались полупустыми, а так же потому что не был выполнен приказ капитана «Развернуть шлюпки», что бы заполнить их полностью людьми.
Следует помнить, что «Титаник» не без оснований считали непотопляемым. И поначалу женщины просто отказывались садиться в шлюпки. Они считали что это учения и предпочитали остаться на теплом, огромном и хорошо освещенном лайнере, чем оказаться в темноте, в маленькой деревянной лодке. Но команда не хотела медлить, они не знали на 100% сколько времени отведено «Титанику», и поэтому первые шлюпки спускали с теми, кого удалось уговорить. А когда опасность стала очевидной, шлюпки спускали переполненными. Да, не все лодки вернулись и это можно понять. Таких катастроф не было раньше никогда… вообще, поэтому она так и знаменита.

Продолжение следует…

Реклама