Метки

Питомник.

До недавнего времени, как и многие другие, мы были уверены, что всех животных перевозили в питомнике на палубе F. Ведь данное помещение отмечено на схеме «Олимпика», которая нам известна в переработке под «Титаник» от Брюса Бевериджа. Загвоздка в том, что данная схема датирована началом 1912 года, когда шла активная фаза достройки «Титаника», время, когда конструкторы на ходу вносили изменения в первоначальные планы судна, опираясь на опыт использования «Олимпика». Возможно, поняв нелогичность расположения питомника глубоко в недрах судна, затруднявшее выгул и обслуживание животных, возникла идея перенести помещение на шлюпочную палубу, в надстройку четвертой трубы.

t3u8qtp2vf8

Питомник на палубе F, согласно данным по «Олимпику» на 1912 год.

Итак, рассмотрим вариант со шлюпочной палубой. Наиболее вероятным местом для питомника является камера хранения второго класса, расположенная в надстройке четвертой трубы по левому борту. По показаниям выживших пассажиров, во время катастрофы они слышали лай собак в этом месте. По имеющейся фотографии с «Титаника» мы можем детально рассмотреть дверь, предположительно, ведущую в питомник. Обратите внимание, перед нами классическая «датская» дверь. Двери такого типа делились на две половинки по горизонтали (через нижнюю половинку можно было выпускать на улицу домашних животных), при том, что другие двери надстройки обычные. Днем верхнюю половинку могли открывать, для поступления  свежего воздуха и солнечного света. Прямоугольное зарешеченное окошко, которое, предполагаю, было без стекла, использовалось для постоянного проветривания. Согласитесь, дверь подобного типа более характерна для питомника, нежели камеры хранения.

23%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9-1

В последствии на «Олимпике» и «Британнике» питомники появились именно  в этом месте.

567

Питомник на «Британнике» был запланирован здесь изначально.

4mspnvlkdja

Питомник на шлюпочной палубе «Олимпика» появился после реконструкции 1912-13 годов.

Домашние любимцы.

Пассажиры брали с собой на борт домашних животных, в частности собак. Большинство из них содержались в специальном питомнике, как нам уже известно, на шлюпочной палубе, хотя некоторые из пассажиров первого класса держали их в своих каютах — вероятно, без разрешения экипажа или стюарды просто закрывали на это глаза.

Корабельный плотник Джон Хатчисон был ответственным за благосостояние собак. Выгул питомцев осуществляется ежедневно на юте, одним из стюардов или посыльных. Что касается болонок свое неодобрительное мнение высказал американский художник Фрэнсис Дэвис Просо, в письме, направленном из последней остановки «Титаника» в Квинстауне: «Глядя на список пассажиров, я заметил только три или четыре знакомых человека, зато там есть … несколько неприятных, хвастливых американских женщин, бич любого места, где они появляются, и нет ничего хуже, чем их присутствие на корабле. Они несут своих крошечных собак, и ведут за собой своих мужей, как домашних ягнят». Владельцы собак планировали провести выставку своих питомцев, на борту судна утром 15 апреля, но к тому времени «Титаник» уже был на дне Северной Атлантики, как, по-видимому, и большинство собак.

Список собак зарегистрированных на борту:

  •  Королевский Чарльз спаниель и пожилой эрдельтерьер, принадлежавший Уильяму Картеру;
  •  Чау-чау, принадлежавший Гарри Андерсону;
  •  Французский бульдог-чемпион, по имени Гамин де Пикомбэ, принадлежавший Роберту Даниилу, который купил его в Англии по очень высокой цене £ 150 (£ 12 575 по современному курсу);
  • Еще один эрдельтерьер, принадлежавший миллионеру Джону Джейкобу Астору;
  • Миниатюрный шпиц принадлежавший Бехштейн Маргарет Хейс, которого она держала (вероятно тайно) в своей каюте;
  • Еще одна собака, принадлежавшая Элизабет Ротшильд, также находилась в каюте;
  • Пекинес по имени Сунь Ят-сена, принадлежавший Генри Слиперу Харперу и его жене Мире;
  • Фру-Фру, «игрушечная» собака, принадлежавшая Хелен Бишоп. Этой собаке разрешили остаться в каюте с хозяйкой, так как стюардам она показалась «слишком милой», для того, что бы оставить ее среди больших собак в питомнике.

Вероятно, было больше собак на борту, но информация о них и их владельцах не сохранилась. Одним из них, возможно был пассажир Чарльз Мур из Вашингтона, округ Колумбия, который в последнюю минуту внес изменения в свои планы и решил перевезти на борту «Титаника» сотню английских гончих, которых он намеревался использовать для охоты на лис. Они были погружены на борт «Титаника», вместо другого судна.

dvctmjtljqg

Капитан Смит и его русская борзая по   кличке Бен.                                                (не было на борту «Титаника»)

Помимо собак на борту было много птиц. Элла Холмс Уайт из Нью-Йорка взяла с собой четырех петухов и кур, которые, вероятно, содержались вблизи или в самом питомнике для собак. Она привезла их из Франции, с целью увеличения поголовья птиц у себя дома (на ферме). Другая женщина сказала, что она принесла на борт еще 30 петухов, а Элизабет Рамэль Най, взяла с собой своих желтых канареек. Две собаки и канарейки высадились с пассажирами, которые покинули судно в Шербуре, первом порту, куда зашел «Титаник» после Саутгемптона. Животные путешествовали по своим собственным билетам. Даже перевозка канареек должна была быть оплачена 25ю центами США.

Мало кто из животных «Титаника» выжил. Три собаки были взяты на борт спасательных шлюпок их владельцами. Шпиц Маргарет Хейс получил безопасное место в спасательной шлюпке №7 и жил до 1919 года, в то время как Элизабет Ротшильд отказывалась сесть в спасательную шлюпку №6, если ее собаке не позволять сесть вместе с ней. Генри и Майра Харперы пронесли своего пекинеса на борт спасательной шлюпки №3, а Хелен Бишоп пришлось оставить свою Фру-Фру в каюте, к их взаимному горю. Собака пыталась остановить ее, держась за ее платье зубами, пока не разорвался шов. Впоследствии Хелен так говорила о своем горе: «Потеря моей маленькой собачки, причинила мне много боли, я никогда не забуду, как он цеплялся за мою одежду, он так хотел остаться со мной…»

Потеря моей маленькой собачки, причинила мне много боли, я никогда не забуду, как он цеплялся за мою одежду, он так хотел остаться со мной…

Никто из других животных не выжил. В какой-то момент во время гибели судна, кто-то решил освободить собак из питомника, что привело к сюрреалистическому виду стаи возбужденных собак, бегущих вверх и вниз по наклонившейся палубе, когда корабль пошел ко дну. По слухам, несколько дней спустя, когда немецкий пароход «Бремен» проходил через область, по-прежнему усыпанную мусором и плавающими в воде телами, пассажиры увидели тело женщины, крепко державшую большую лохматую собаку на руках. Бульдог Гамин де Пикомбэ, Роберта Даниила, в последний раз был замечен в воде, борющимся за свою жизнь после того, как «Титаник» пошел ко дну.

После гибели судна, несколько из оставшихся в живых владельцев животных, потребовали компенсации, за потерю домашних любимцев и птиц. Роберт Даниэль потребовал 750 $ за потерю своего родословного бульдога, а Картер хотел по 300 $ за двух своих собак. Уайт хотела 207,87 $ за утраченных ею кур, а чау-чау был оценен Андерсоном в 50 $.

Корабельный кот «Титаника».

noaca7kcozi

Кот-матрос)

Вообще, «морские» коты были обычным явлением как на торговых и исследовательских, так и на военно-морских кораблях, а само явление «корабельный кот»уходит корнями в древние времена. Моряки брали в плавание котов по многим причинам, наиболее важная из которых — это ловля крыс и мышей. Эти мерзкие грызуны могут существенно повредить не только такелаж, но и даже деревянную обшивку корабля, а на современных кораблях — перегрызть проводку, что может привести к коротким замыканиям и пожарам. Ещё более серьёзную угрозу крысы и мыши представляли для продовольственных запасов судна — причём сожран мог быть не только провиант команды, но и сам груз — зерно, специи. Таким образом, экономический ущерб, причиняемый мелкими тварями сложно недооценить. Кроме того, крысы и мыши являются источником всевозможных заболеваний, что особенно опасно в условиях длительного плавания. Существовало 2 способа борьбы с вредителями. Первый заключался в том, что несколько пойманных крыс сажали в крепкую бочку или кувшин и оставляли на несколько дней. Плененные голодные крысы, в конце концов, начинали пожирать друг друга. Морякам оставалось лишь дождаться, когда в живых останется одна, самая кровожадная крыса. Затем ее выпускали в трюм, где она начинала планомерно уничтожать себе подобных. Разумеется, такой способ не позволял полностью избавиться от крыс – рано или поздно крыса-людоед, точнее крысоед переходила на привычный корм – прежде всего продовольственные запасы корабля. Ну а второй — коты, которые, естественно, охотились на грызунов и истребляли их по мере сил.

Кошка поместила свое потомство рядом с Джимом, поваренком, который утверждал, что она всегда к нему хорошо относилась и дарила свою теплоту и преданность

На «Титанике» так же был свой кот, а точнее кошка, которую официального нарекли именем Дженни. Она жила на борту, как талисман, а также работала в службе по отлову корабельных крыс и мышей. Как и многие моряки и офицеры, кошка перешла на «Титаник» с его старшего брата «Олимпика», где Дженни родила котят, за неделю до того, как Титаник отплыл из Саутгемптона. Она обычно жила в камбузе, где персонал кормил ее и котят из кухонных продовольственных запасов. Стюардесса Вайолет Джессоп писала:«Кошка поместила свое потомство рядом с Джимом, поваренком, который утверждал, что она всегда к нему хорошо относилась и дарила свою теплоту и преданность».

Деревянко Наталья

Логвиненко Антон

Источники:

  • Georgiou, Ioannis (2 November 2000). «The Animals on board the Titanic». Atlantic Daily Bulletin (Southampton: British Titanic Society). ISSN 0965-6391
  • The Case for Dog Kennels on Titanic’s Boat Deck  by Bob Read, D.M.D. 2017
Advertisements