Госпитальные суда Балтийского флота в ПМВ.

С началом ПМВ перед Балтийским флотом была поставлена задача не допустить германские военные корабли в район Финского залива и надёжно защитить подступы к Санкт-Петербургу. Планами морского командования предусматривалось создание дозора из крейсеров в устье залива и подготовка минно-артиллерийских позиций в наиболее узкой его части. Русские подводные лодки совместно с дивизией эскадренных миноносцев должны были дислоцироваться в шхерном районе Финляндии для нанесения ударов по противнику с целью его ослабления.

Госпитальные и санитарно-транспортные судна Балтийского флота перевозили больных и раненых в госпитали Петербурга, Ревеля, Кронштадта и Гельсингфорса (Хельсинки). Суда медназначения успешно участвовали в морских десантных операциях, а в определенные периоды функционировали как плавучие лазареты.

Все суда медназначения Балтийского флота («Ариадна», «Аура», «Наутилус» и «Товарищ») были переоборудованы из коммерческих пароходов и яхт самой различной конструкции и тоннажа. Мобилизация судов происходила на протяжении всей войны. Ввиду отсутствия точной функциональной классификации, почти все они именовались госпитальными, хотя их большая часть использовалась на санитарный транспорт при эвакуации на небольшие расстояния. В определённые периоды некоторые из них выполняли функции стационарных плавучих лазаретов для обследования и лечения личного состава флота.

14 августа 1914 года военным ведомством был издан приказ №262, в котором говорилось:

«… зачислить в разряд военно-госпитальных судов в Балтийском море зафрахтованный коммерческий пароход «Ариадна».

Через полтора месяца, 29 сентября того же года приказом №335 в разряд госпитальных зачислен пароход «Наутилус».

ГС «Ариадна»

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Ариадна»

Коммерческий пароход «Ариадна» был построен накануне войны и принадлежал финской рыболовецкой компании, которая использовала его в качестве товаро-пассажирского судна.

Переоборудование судна в госпитальное проводилось на одном из судоремонтных заводов Гельсингфорса. Пароход был новым, поэтому объём «апгрейда» был минимален, а само приспособление судна под госпиталь носило временный характер. Этому во много способствовало условие арендного договора, согласно которому, по окончании использования госпитального судна, последнее должно было быть возвращено прежнему владельцу в таком состоянии, в котором оно было передано медслужбе Балтийского флота. С учётом этого обстоятельства, при оборудовании операционной и перевязочной, последние были огорожены от других помещений полотном, а стены, имевшие резные украшения, задрапировали простынями. Кроме того, для устранения наклона палуба была покрыта временным деревянным настилом, обитым цинкованным железом, для предупреждения протекания воды при мойке полов. Все койки в палатах были одноярусными и крепились, во избежание порчи линолеума. Узкие двери, крутые трапы и другие конструктивные особенности судна устранены не были.

Работы по переоборудованию заняли всего десять дней, но, несмотря на это плавучий госпиталь «Ариадна» был неплохо подготовлен для эвакуации и лечения раненых и больных.

Приказом командующего Балтийским флотом судно было определено на стоянку в Свеаборгский порт. Выдержка из приказа по работе «Ариадны»:

«В зимнее время госпитальное судно «Ариадна» служит хирургической клиникой для судов, зимующих в Гельсинфорсе. Принимаются только чистые хирургические случаи. Летом «Ариадна» исполняет роль транспорта для больных и раненых, а в свободное время служит местом отдохновения усталых и слабосильных нижних чинов».

Военно-госпитальное судно «Ариадна» имело на борту 80 стационарных и 240 эвакуационных коек, а в случае необходимости могло дополнительно развернуть ещё 260 мест. Медицинский персонал состоял из четырёх врачей, десяти фельдшеров и тридцати четырёх санитаров.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Ариадна» в порту Гельсингфорс.

 

Лазаретное судно «Наутилус»

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ЛС «Наутилус»

Наряду с госпитальными судами большого тоннажа, для медицинского обеспечения отдельных соединений малых кораблей и частей береговой обороны на Балтике было оборудовано несколько судов малого тоннажа, способных эвакуировать от 30 до 50 раненых и больных. Для этих целей в конце сентября 1914 года было оборудовано лазаретное судно «Наутилус», в задачи которого входило медицинское обеспечение кораблей второй минной дивизии Балтийского флота. Пароход-яхта «Наутилус», построенный в 1903 году, принадлежал финской канцелярии инспектора рыболовства. Использовался в качестве плавучего лазарета с 1914 по 1917 год.

Несмотря на малую эвакуационную ёмкость, при его оборудовании были проделаны значительные работы с целью создания надлежащих условий транспортировки раненых. Для размещения их на судне отводились наиболее светлые и просторные помещения, имеющие достаточный объём и хорошую вентиляцию. Одно из помещений в верхней носовой рубке было приспособлено под перевязочную, которая при необходимости могла служить операционной, она имела два медицинских стола и три шкафчика для медикаментов, инструментария, бинтов и.т.д. В кормовой каюте был обустроен лазарет на семь коек, между которыми дополнительно могло быть размещено ещё пять дополнительный коек.

Однако, ввиду острой необходимости ввода в строй плавучего лазарета, конструктивные особенности, характерные для коммерческих судов, устранены не были, и в таком виде «Наутилус» использовался до декабря 1914 года. Зимой (в Свеаборгском порту) на судне были произведены дополнительные работы по устранению некоторых конструктивных недостатков судна и улучшению санитарных условий для пребывания на нём  раненых и больных. В помещения лазарета провели паровое отопление, деревянные палубы в госпитальных палатах и перевязочной покрыли линолеумом. Старый, почти отвесный, трап заменили более пологим, дающий возможность свободно проносить раненых на носилках. Над лазаретным помещением, в котором отсутствовали иллюминаторы, прорезали большой световой люк.

В полном соответствии с положением о госпитальных судах, на «Наутилусе» находился врач, фельдшер и санитар. Вольнонаёмная команда плавучего лазарета состояла из капитана, штурмана, боцмана, механика, трёх матросов, двух кочегаров и двух коков. Формирование такого типа санитарных судов, как «Наутилус», представляло значительный интерес в истории развития госпитальных судов. «Наутилус» был многофункциональным плавучим лазаретом, в котором могла быть оказана квалифицированная врачебная помощь.

Обслуживая личный состав 2й минной дивизии и тралящих боевых кораблей, «Наутилус» регулярно выходил вместе с кораблями в район минных поставок и тральных работ и при необходимости принимал с них раненых непосредственно в точке проведения боевых операций.

Например, в июле 1915 года в районе острова Церель на фарватере, подготовляемом для проводки линейного корабля «Слава», производились тральные работы. Утром 12 числа отделение тральщиков вышло на работу на фарватер под охраной эсминцев «Искусный» и «Мощный», однако, мин не нашли. Возникла необходимость протралить другие фарватеры у острова Эре.

Отделение тральщиков, поставив тралы Шульца, пошло по назначенным створам и заградило мину (масса заряда 115 кг), взорвавшуюся в трале и уничтожившую часть трала с буйками.

Другая пара также затралила мину, а на оставшихся частях трала первой пары оказалось еще три мины. Тралы были очищены на мелком месте; но одна из всплывших мин, ударившись о буек, взорвалась на расстоянии около 80 м от тральщика «Взрыв». От минного взрыва поднялся высокий столб воды и темного дыма.

Сотрясением от взрыва на тральщике сорвало главный компас, выбило стёкла и дверь походной рубки, личный состав был сбит с ног, многие оказались ранены осколками от мины. Благодаря наличию рядом «Наутилуса», врачи которого быстро оказали медицинскую помощь, обошлось без жертв.

20 августа отделение тральщиков протралило тралом четыре раза фарватер у Утэ, где и было обнаружено пять неприятельских мин, из которых две взорвались в трале, уничтожив часть трала и буйки. Взрыв сопровождался столбом воды и черным дымом.

Взрыв мины был необычайно сильный: тральщики и госпитальное судно «Наутилус», находившиеся в 600 метрах от места взрыва, были подброшены. И вновь раненые, и вновь закипела работа на госпитальном судне.

Помимо сопровождения «Наутилус» использовался для срочной эвакуации пострадавших в морских боях в госпитальные учреждения Гельсингфорса.

Плавучий лазарет «Аура»

В 1915 году приказом командующего Балтийским флотом был введён в строй второй малотоннажный плавучий лазарет «Аура», назначением которого явилась эвакуация пострадавших в боевых операциях моряков, несущих службу на батареях  Або-Аландской шхерной позиции и из экипажей кораблей шхерного отряда. Помещения медицинского назначения на «Ауре», также как и на «Наутилусе», обустраивались с учётом длительности пребывания раненых на судне. «Аура» перевозила тяжелораненых на рейсах продолжительностью 8-10 ходовых часов. Операционной и перевязочной на судне не предусматривалось. Оснащение судна оборудованием производилось с расчётом оказания в пути следования в Гельсингфорс доврачебной и неотложной врачебной помощи непосредственно в палатах.

При подборе второго малотоннажного плавучего лазарета учитывалось не только его санитарное состояние, но и некоторые мореходные качества, а так же ТТХ. Начальником Або-Аландской шхерной позиции было приказано выбрать и оборудовать под плавучий лазарет пароход из числа имевшихся на тот период в Абосском порту. При этом было предложено учитывать следующие соображения:

  • во-первых, судно должно служить исключительно для целей эвакуации тяжелораненых и больных с батарей и военных точек Або-Аландской шхерной позиции, так же с кораблей, находящихся в данном регионе;
  • во-вторых, судно не должно превышать своими размерами лазарет «Наутилус» и принимать приблизительно такое же количество раненых, сколько принимал «Наутилус»;
  • в-третьих, судно должно иметь небольшую осадку, чтобы использоваться на самых малых водных фарватерах и иметь возможность подходить ко всем пристаням этого водного района.

Наиболее подходящей для этих целей оказалась яхта «Марианьеми», принадлежащая АО «Абосская Судостроительная Верфь». Яхта полностью подходила под все вышеперечисленные требования.

На яхте были разобраны переборки в кормовой каюте и освободившееся помещение приспособили для подвешивания и укрепления санитарных носилок с ранеными. За один рейс «Аура» могла доставить в Гельсингфорский порт 28-30 тяжелораненых.

Наверное, не стоит уже упоминать о том, что «Аура», как и «Наутилус», были перекрашены в белый цвет с широкой зелёной полосой по бортам и красным крестом на трубах.

ГС «Император Николай II» («Товарищ»)

Во второй половине 1916 года в строй Балтийского флота вступило госпитальное судно «Император Николай II» (после февральской революции — «Товарищ»). Для переоборудования парохода в госпитальное судно потребовался продолжительный период времени и довольно значительные затраты (25 000 рублей). Пароход до начала войны совершал пассажирские рейсы Ревель-Гапсаль-Койвисто. С 1914 года и до его переоборудования в госпитальное использовался как посыльное судно Балтийского флота.

ГС «Император Николай II»

ГС «Император Николай II» («Товарищ»)

При переоборудовании парохода в трюмы было проведено электрическое освещение и паровое отопление. В палатах, на деревянных брусках, скреплённых с палубой, установили металлические койки с высокими бортами. В каютах первого класса, переоборудованных в госпитальные палаты, для увеличения количества мест добавили по две верхние койки. В каютах второго класса установили, за неимением металлических, деревянные койки. Салон второго класса подвергся капитальной перестройке, т.к должен был стать операционной. Из него удали мягкие диваны, стены обшили досками и обтянули их белой клеёнкой. Подвели горячую и холодную воду. Над двумя операционными столами смонтировали оригинальный световой плафон на 12 лампочек. В одну из кают (рядом с операционной) поместили госпитальную аптеку.

Между двумя каютами, расположенными на верхней палубе, была снята переборка и в образовавшемся просторном помещении оборудовали перевязочную, которая так же могла использоваться для амбулаторного приёма и планового медицинского профосмотра матросов с боевых кораблей, действующих на значительном удалении от своих баз.

Для улучшения транспортировки раненых и больных внутри судна были сделаны широкие деревянные трапы, обитые линолеумом. Установили три новых ванных и смонтировали три душевых устройства, к которым подвели пресную и забортную воду. Для увеличения запасов пресной воды на верхней палубе укрепили две дополнительные цистерны общей ёмкостью 2,5 тонн.

Число санузлов так же было увеличено за счёт их дополнительного монтажа под полубаком.

На верхней палубе и в трюмах разместили шкафы специальной конструкции, имеющие специальные гнёзда для хранения медицинского инструментария, перевязочного материала, лекарств и т.д. В камбузе установили дополнительные котлы, рассчитанные на приготовление пищи для двухсот человек.Все помещения госпитального судна выкрасили в белый цвет, а зашивку и подволок покрыли лаком. Однако, несмотря на значительные финансовые расходы и большой объём выполненных работ, судно «Император Николай II» обладало более крупными недостатками и недоработками, нежели другие госпитальные судна на Балтике.

Новое госпитальное судно могла принять на борт 264 раненых.Как плавучий госпиталь судно располагало 110 стационарными госпитальными койками для специализированного лечения больных и раненых и неоднократно сопровождало главные силы Балтийского флота, в том числе и во время Моонзундских морских сражений в августе 1917 года.

В период боевых действий в Рижском заливе, в октябре того же года, «Император Николай II», но уже под новым названием «Товарищ», оказывал пострадавшим морякам экстренную хирургическую помощь, а так же эвакуировал раненых солдат, участвующих в боях на островах Рижского залива. Осенью 1917 года судно эвакуировало 937 больных из лечебного учреждения Ревеля в госпитали Петрограда и Гельсингфорса.

В период с 5 октября 1916 и до 1 февраля 1918 года судно обслужило 1976 стационарных и более двух тысяч амбулаторных больных. В сражениях  на Моонзундских позициях госпитальное судно явилось единственным лечебным учреждением, где могла быть оказана экстренная квалифицированная медицинская помощь. Правда, следует отметить, что «Товарищ» не смог маневрировать вместе с главными силами флота во время морского боя, но его работа всё время проходила в зоне действия неприятельского огня.

В начале 1918 года на Балтийском море была создана госпитальная флотилия Российского Красного Креста. Предписаниями Совета комиссаров Флота Балтийского моря и Морского генштаба от 5 марта за №320 и от 9 марта №928 нескольким транспортным судам и госпитальному судну «Товарищ» поручалась работа по перевозке раненых и больных военнопленных из Германии.

Все суда, находившиеся в Гельсингфорском порту, были под покровительством Датского Красного Креста. Однако, несмотря на это обстоятельство, 26 апреля 1918 года на борт госпитального судна «Товарищ» поднялся отряд вооруженных финских солдат и, нарушив Гаагскую конвенцию 1907 года о неприкосновенности судов медицинского назначения, захватил  и реквизировал данной плавучий госпиталь.

Вскользь я упомянула о госпитальной флотилии РОКК, созданной в 1918 году на Балтийском флоте.Но о ней поговорим в следующий раз.

Часть первая 

Реклама