Заметка

Зал приёмов на «Титанике»

Метки

Зал приёмов (встреч) или просто «ресепшн». Помещение длиной в 20 м. располагалось на палубе D, и было одним из популярных мест времяпрепровождения пассажиров первого класса. Здесь они коротали время в ожидании приглашения на обед в роскошный обеденный зал, который находился сразу за ресепшном. За чашечкой кофе дамы могли покрасоваться своими нарядами, а мужчины похвастаться достижениями в гимнастическом зале, бассейне или обсудить последние новости.
Ресепшн открывался для посетителей в 8 часов утра и предоставлял свои услуги до позднего вечера. Во время послеполуденного чаепития (с 16 до 17.00), а так же с 20.00-21.15 для пассажиров играл музыкальный оркестр, собиравший большое количество публики. Учитывая недостатки респшена на «Олимпике» (который не мог вместить всех желающих послушать музыку, и людям приходилось сидеть прямо на парадной лестнице), на «Титанике» ещё на стадии строительства решили увеличить ресепшн за счёт уменьшения фойе входа первого класса.

osQ6lr13kB8
Интерьер ресепшена, впрочем, как и других публичных помещений первого класса, впечатлял. Стиль Жакоб, белые панели, резные вставки, арочные окна, честерфильдские диваны обитые дорогой дамасской шерстью, светлые столы с плетёными стульями, спинки и боковины которых, обиты зеленой тканью. Всё это дополнял рояль, стоявший в углу по правому борту. На стенах висели бронзовые светильники ручной работы, которые, как мне кажется, отражали блеск драгоценностей и бриллиантов, отдыхавших здесь пассажиров.
Витражные окна, которых было 16 (по 8 с каждой стороны) идеально вписывались в интерьер, подчеркивая его изысканность и дороговизну.С наружной стороны окно защищала обшивка судна с двумя рядами иллюминаторов, а так же располагалась подсветка, которая включалась в вечернее время и имитировала дневной свет.
Было ли стекло цветное или нет до истины мне докопаться не удалось.

ShYJC3YRisA

Заметка

Палубные краны

Метки

Палубные краны на лайнеры «Олимпик-класса» поставляла крупнейшая на то время компания — Stothert & Pitt, которая была лидером Великобритании по производству портовых, судовых кранов, паровозов, изделий из стали и чугуна.

На борту были установлены краны с различной грузоподъемностью, а именно:

— шесть кранов, с грузоподъёмностью до 2,5 тонн каждый (50-cwt).
— два крана, с грузоподъёмностью до 1,5 тонн (30-cwt).

fig129

Все краны были установлены на цилиндрических базах или основаниях, диаметром около 3,5 м и высотой 1,85 м, в которых находились электродвигатели. Доступ внутрь осуществлялся через одну из двух водонепроницаемых дверей. Из-за того, что краны находились слишком близко к пассажирским помещениям, то был сделан выбор в пользу червячной передачи и электромотора, т.к. шум от них был минимален. Все элементы управления были расположены на платформе оператора, на базе мачты крана. Платформа была оснащена защитными поручнями.

Краны с максимальной массой груза до 1,5 тонн (30-cwt) располагались в задней части палубы А (по обе стороны), и были предназначены для погрузки провизии на судно через грузовые люки №4. Каждый кран был оборудован двумя электромоторами – один, мощностью 30 лошадиных сил (л.с.) обеспечивал подъём груза, другой, мощностью в 3 л.с. поворот мачты со стрелой. Скорость поворота при полной нагрузке равнялась 152 м в минуту, а скорость подъёма 60 м в минуту. Рабочий радиус стрелы 6,5 м.

Пары кранов с грузоподъёмность до 2,5 тонн (50-cwt) располагались на передней и задней колодезных палубах, а так же на юте. На данных кранах были установлены моторы с мощностью 40 л.с. для подъёма груза и 5 л.c.для поворота стрелы. Рабочий радиус стрелы был различен. На передней колодезной палубе 8 м, на задней 8,5 м, а на юте он составлял 9 м.

Память, запечатлённая в граните. (часть вторая)

Метки

Либертитаун, США.

Мало кто знает, что первый памятник в память о жертвах «Титаника», был установлен в маленьком городке Либертитаун. Он, возможно, является самым первым в мире, т.к. был установлен 19 апреля 1912 года. В то время у местной церкви Св. Петра была скульптурная композиция Голгофы и сцены распятия Христа. Ведь совсем недавно была католическая Пасха. Когда новость о катастрофе достигла Либертитауна, было решено установить крест с Распятием на местном кладбище в память о погибших.

P1000054

Памятник на кладбище церкви Св. Павла в Либертитауне.

Вашингтон, США.

Один из самых известных памятников погибшим пассажирам «Титаника» на территории США расположен в Вашингтоне. Это памятник (известен ещё как Женский памятник) построен на средства женщин выживших в той катастрофе, а так же 25 000 женщин из США. Несмотря на набирающее популярность в начале XX века феминистическое движение, они не пожалели по одному доллару и воздвигли памятник мужчинам, джентльменам, которые отдали свои жизни, но дали спастись женщинам и детям. Конгресс утвердил эскиз и установку памятника в 1917 году, хотя запрос был подан ещё в 1913 году. Уже к началу 1918 года всё было готово, но памятник так и не был установлен до 1930 года. Это было связано с берегоукрепительными работами в парке Рок-Крик, где должен был стоять памятник, в том числе и строительство дамбы на реке Потомаг. Наконец, 26 мая 1931 года памятник был открыт Хеллен Тафт, вдовой президента Уильяма Тафта. Почему была выбрана именно вдова У.Тафта?  Думается, ведь он во время катастрофы был президентом США, его главный военный помощник — Майор Арчибальд Уиллингем Батт погиб на «Титанике». Изначально памятник установили у реки Потомаг в парке Рок-Криг. Но в связи со строительством театрально-концертного центра им.Кеннеди, в 1966 году его убрали. Пролежав два года в хранилище, в 1968 году, его без всяких церемоний установили на набережной в вашингтонском Ченнел Парке, где он и находится до сих пор.

tcpl_05a

Изготовление четырёхметровой статуи из красного гранита.

6930838504_b057f240a8_z

Общий вид памятника.

Нью-Йорк, США.

Большое Яблоко, Город контрастов, Второй Рим, и наконец – Столица Мира, как только не называют город Нью-Йорк. Это город знакомый нам по десяткам фильмов, манит своим величием и размахом, мощью и лоском, историей и воплощенными мечтами. Здесь у каждой улицы, проспекта свой характер и своя судьба. Помимо многочисленных музеев, здесь едва ли не каждое здание — памятник, от которого не оторвать глаз. Старинные дома прекрасно сочетаются с лучшими образцами современной архитектуры. Но не забываем о цели нашего визита. В Нью-Йорке из наиболее знаменитых памятников, относящиеся к катастрофе «Титаника» это маяк, памятник Исидору и Иде Штраусам, а так же могила Джона-Джейкоба Астора. Все они расположены на всемирно-известном Манхэттене, а как говорят «истинные» ньюйоркцы: «По Манхэттену, как и по Одессе лучше всего ходить пешком». Ну что же, последуем их совету. 

Благодаря инициативной группе из 400 человек под управлением Маргарет Браун, 15 апреля 1913 года на крыше ректората морской семинарии Нью-Йорка и Нью-Джерси (SCI), был установлен маяк. На церемонии открытия присутствовало около 200 человек, большинство из которых родственники и друзья погибших на «Титанике».

С 1913 – 1967 года, ровно в полдень он подавал звуковой сигнал судам, стоящим в гавани, а жители города  могли сверять свои часы. Сам звуковой механизм активировался благодаря приходящему сигналу с Военно-морской Обсерватории в Вашингтоне. Благодаря мощному прожектору, огни маяка были видны очень далеко. В 1968 году ректорат переехал, здание снесли, а сам маяк был списан на металлолом. Лишь благодаря усилиям местных историков были собраны средства, и маяк в 1976 переехал на новое место — угол Фултон и Пёрл стрит, где стал украшением входа в музейный комплекс «Саус Стрит Сипорт».

seamans_mission_pcard

Маяк на крыше ректората морской семинарии.

5518568969_a8dc3516a7_z

У входа в музей «Саус Стрит Сипорт».

5519157044_9dc4776a89_z

Памятная доска. Установлена в 1976 году.

Далее, неспешным шагом прогуляемся по Манхеттену, а именно, направимся на угол Бродвей и 153 Вест Стрит. Здесь находится старинное кладбище Церкви Троицы, на котором похоронен сам Джон-Джейкоб Астор, члены его семьи и многие знаменитые ньюйоркцы, среди которых Александр Гамильтон, судостроитель Роберт Фултон и др.   

Теперь немного истории…

Джон-Джейкоб Астор был пассажиром первого класса на борту «Титаника» и путешествовал со своей молодой беременной женой Мадлен. Они сели на «Титаник» вечером 10 апреля в Шербуре. Астор был не только самым богатым пассажиром «Титаника», но и одним из богатейших людей в мире. Его деловые интересы касались недвижимости, инвестиций, строительства. Сам же он ещё был писателем и изобретателем.

Во время крушения «Титаника» Джон-Джейкоб Астор погиб. Его жена спаслась, сев в шлюпку вместе с горничной и медсестрой. 

Узнав о гибели Астора, его сын Винсент планировал взорвать утонувший «Титаник», чтобы тело его отца всплыло на поверхность и назначил гонорар, тому, кто его обнаружит. 22 апреля тело Джона-Джейкоба Астора было извлечено из моря экипажем кабелеукладчика « Маккей-Беннетт», судна специально зафрахтованным «Уайт Стар Лайн» для поиска и подъёма из воды тел погибших.

1 мая тело доставили в Нью-Йорк. Панихида состоялись 4 мая в церкви Мессии в Райнебек, родном городе Астора, штат Нью-Йорк. После похорон гроб спецпоездом отправили в сам Нью-Йорк, где на кладбище Церкви Троицы в Манхэттене, его тело было предано земле.

The funeral procession of John Jacob Astor IV

Похоронная процессия Джона-Джейкоба Астора

Надгробие могилы изготовили в виде колоны, которая символизирует внезапно оборвавшуюся жизнь. Пилястра на вершине выполнена в коринфском ордере, украшена листьями и свитками.

1 (2)

Надгробие могилы Джона-Джейкоба Астора.

Ближе к основанию колоны гирлянда из цветов, под которой якорь с куском верёвки, символизирующий надежду. На самой колоне установлен кельтский крест, означающий вечную жизнь. Могила установлена на возвышенности  и к ней ведут степени.

2012-04-14 Astor - 3

Мы покидаем старинное кладбище и направляемся к ещё одной достопримечательности –  «Штраус Парк».

Совсем недалеко от Центрального парка, на пересечении Бродвея, Вест-Энд-авеню и 106-й Стрит разбит небольшой треугольный парк с прудом, двухуровневым фонтаном и фигурой нимфы, наблюдающей за спокойной морской гладью. Этой композицией в далёком 1913 году американский скульптор Август Люкман увековечил память об Иде и Исидоре Штраус. И место было выбрано не случайно. Всего лишь в квартале отсюда проживала чета Штраус.

Они возвращались домой в Нью-Йорк  на «Титанике». Штраус был совладельцем крупнейшей американской сети универмагов «Macy’s», вице-президентом Торгово-промышленной палаты, меценатом.

Во время катастрофы Ида Штраус отказалась покидать своего мужа и садиться в шлюпку. Она осталась с ним на борту тонущего «Титаника».

«…Из-за небольшой треугольной формы выделенного места, мы не хотели  размещать что-то монументальное. Помня о скромности четы Штраус, решено было разбить небольшой парк, среди жилых домов…»

Экипаж кабелеукладчика «Маккей-Беннет» обнаружил и поднял тело Исидора Штрауса, которого похоронили в склепе на кладбище Вудроу в Нью-Йорке. Тело же Иды Штраус так и не было найдено. Но для неё есть кенотаф, который стоит рядом с гробом её мужа.

2 июля 1912 года принят проект о создании парка с фонтаном и прудом с цветущими лилиями, под названием — «Штраус Парк». Был проведён конкурс на лучший парковый ансамбль. В ноябре того же года из 59 работ победителем признан проект под названием «Память», скульптора Августа Люкмана в сотрудничестве с архитектором  Эвартсом Трейси. «…Из-за небольшой треугольной формы выделенного места, мы не хотели  размещать что-то монументальное. Помня о скромности четы Штраус, решено было разбить небольшой парк, среди жилых домов…», — из интервью Люкмана журналу «Мэгазин оф Арт». За скульптурой находилась гранитная скамья, место отдыха людей, пришедших, в парк.

На памятнике высечена надпись из Ветхого Завета:

«В любви и радости они вместе прожили свою жизнь, и даже смерть их не разлучила»

straus grave 1

Семейный склеп Иды и Исидора Штраус на кладбище Вудроу.

15 апреля 1915 года  «Штраус Парк» был официально открыт. Нью-Йорк Таймс назвала парк одним из красивейших в стране в своём роде. Но в 1920е из местного бюджеты на содержание парка выделялось мизерное количество средств. Скульптура с фонтаном и пруд постепенно становились заброшенными.  Но благодаря спонсорству History Channel, в 2007 году была инициирована программа по восстановлению парковых монументов, и «Штраус Парк» отреставрировали.  К сожалению, пруд с лилиями, один из важных элементов в дизайне Люкмана засыпали, для удешевления обслуживания, а на его месте соорудили клумбу. Не смотря на это мемориал Иде и Исидору Штраус остаётся одним из самых трогательных  памятников Нью-Йорка.

straus dedication

Церемония открытия «Штраус Парк» 15 апреля 1915 года.

straus memorial dedication

 

straus meorial

Фигура нимфы в «Штраус Парк». Наши дни.

Галифакс, Канада.

Теперь мы направимся в город, волей судьбы ставший последним пристанищем для жертв «Титаника». Перед нами Галифакс, город,  расположенный на берегу Атлантического океана. Сюда доставляли тела суда, которые участвовали в операции по подъёму тел из воды. За период поисков 209 тел было доставлено в Галифакс. 59 из них были забраны родственниками и похоронены у себя на родине. Оставшиеся 150 тел были похоронены на трёх различных кладбищах Галифакса: Фэирвью Лаун (внеконфессиональное) , Барон де Хирш (еврейское) и Маунт Оливет (католическое).Похороны начались 3 мая 1912 года и проходили вплоть до середины июня, по мере поступления тел.  

На кладбище Фаирвью Лаун похоронен 121 человек, погибший в катастрофе «Титаника».  Большинство надгробий это небольшие серые гранитные столбики, установленные на средства местного муниципалитета и компании «Уайт Стар Лайн». На них высечены имя, порядковый номер и дата смерти. Треть надгробий не имеет имён, только номер и дату смерти. Это неидентифицированные жертвы. Со временем некоторые родственники установили другие надгробия для своих погибших близких.

Одна из наиболее трогательных могил — могила «Неизвестного ребёнка». Это был маленький мальчик, который погиб во время крушения. Его тело из вод холодной Атлантики было поднято моряками «Маккей-Беннет». На их же средства было установлено гранитное надгробье. Интересная история произошла с идентификацией малыша. Как известно, современные технологии достигли высокого уровня, и в 2002 году было решено провести тест ДНК для установления личности ребёнка. К ноябрю учёные получили результат. Мальчика звали Эйно Уильями Панула, он был финном. Мать и четыре брата Эйно также погибли в катастрофе. Возраст, примерно, год и один месяц. Результат его теста ДНК совпадал с тестом женщины Магда Шлейфер, проживающей  в Финляндии и являющаяся ныне живущей родственницей семьи Панула. Но в 2007 году канадские ученые провели повторный тест, и он совсем не совпал с предыдущим. По их данным мальчика звали Сидни Лесли Гудвин, он был родом из Англии и плыл в Америку вместе со своей семьёй в поисках лучшей жизни. Но кем бы он ни был, его памятник так и останется символом памяти и скорби по погибшим в катастрофе детям.                                                        

Рядом находится могила одно из героев той ночи -Уильяма Дентона Кокса. Он был стюардом третьего класса на борту «Титаника» и прославился тем, что спас большинство женщин и детей третьего класса, выведя их изнутри судна на шлюпочную палубу. В последний раз его видели, когда он спускался за ещё одной группой пассажиров третьего класса.

14599820_1_x

17 марта 1919 года.

70530898

70530909

DONE_So_Much_03-1024x768

halifax-titanic-memorial-2

Могила «Неизвестному ребёнку». Кладбище Фаирвью Лаун.

На другом кладбище Барон де Хирш или как его ещё называет Еврейское кладбище похоронено 10 человек. Здесь похоронены только мужчины. Имена восьми из них так и остались неизвестными. Остальные двое это стюард Фредерик Вормальд и пассажир Михель Навратил. Изначально здесь хотели похоронить евреев, погибших на «Титанике». На основе внешней идентификации похороненных их определили как евреев. А вообще с этими захоронениями связана почти детективная история.

Всё началось поздним вечером 2 мая 1912 года. Местный раввин Яков Уолтер зашёл в здание катка для кёрлинга Мэйфлауэр, являвшегося тогда импровизированным моргом, где находились тела 59 погибших с «Титаника». Их похороны были назначены на следующий день. Он осмотрел столько тел, сколько смог и решил, что восемь из погибших евреи. Он отметил эти гробы, чтоб забрать для захоронения на Еврейском кладбище. На следующий день, пока все были на поминальной службе, раввин  поехал на кладбище Фэирвью Лаун, куда с морга уже подвезли гробы для погребения. Он ещё раз осмотрел тела и отобрал 10 из них. По его мнению, они так же оказались евреями. Раввин распорядился доставить эти тела на Еврейское кладбище.

Итак, 18 тел, предположительно евреев, были доставлены на кладбище Барон де Хирш, где члены еврейской общины Новой Шотландии уже вырыли могилы, и готовились к похоронам.

Тут началась церемония на Фэирвью Лаун. И, вдруг,  присутствующие поняли, что 10 гробов пропали без вести. Распорядитель похорон сказал, что Яков Уолтер забрал тела. Итог таков, местные власти запретили еврейской общине хоронить тех, кого Уолтер забрал в день похорон, оставив 8, которые он отобрал накануне. Но на следующий день (4 мая) ему всё же дали разрешение на похороны ещё двух. Что касается этих десяти тел, то их вернули в морг. Раввину Якову Уолтеру было разрешено осматривать трупы и далее, которые  доставляли в Галифакс «корабли смерти». Он утверждал, что всего среди прибывших тел было порядка 44 евреев, но его методы в определении национальной принадлежности вызывали сомнения. Представители «Уайт Стар Лайн» обнаружили, что четверо из отобранных раввином оказались католиками. Других опознали родственники, сказав, что погибшие не евреи. Тела оставшихся, таки да евреев, забрали близкие.  

Halifax-Rabbi-photo

Место, где захоронены евреи, погибшие в катастрофе на кладбище Барон де Хирш. Ноябрь 1912 года. В центре предположительно сам раввин Яков Уолтер.

Всё же 15 мая 1912 года на кладбище Барон де Хирш по всем еврейским традициям провели последнюю церемонию, похоронив двух:  неизвестного и М. Навратил. Но без ошибок не обошлось. Почему здесь похоронили Ф.Вормальда, который был христианином и католика М.Навратил? Скорее всего, в случае с первым, Уолтер, по только ему известной причине, принял Вормальда за еврея. А вот с Михелем Навратил было намного интересней. После развода, двое его сыновей остались со своей матерью в Ницце, Франция. Михель очень скучал по детям и решил похитить их, увезя с собой в Америку. Что он и сделал. На борт «Титаника» он поднялся под именем Луис М. Хоффман, взяв имя своего друга. Отсюда и получилась путаница.

Барон де Хириш

Кладбище Барон де Хирш. Наши дни.

Третье кладбище, на котором похоронены оставшиеся 19 жертв – это католическое кладбище Оливет Маунт. Здесь похоронен Д.Ф. Кларк контрабасист оркестра, игравшего на «Титанике».

Titanic4

Mount Olivet Cemetery

Кладбище Оливет Маунт.

Австралия.

Раз уж вспомнили снова о судовом оркестре и в частности о Д.Ф. Кларке, предлагаю перенестись на край Земли, а именно в Австралию. Здесь расположено два памятника в память о музыкантах «Титаника». Один из них расположен в городе Балларат, прямо напротив Института Механики. Памятник был открыт в 1915 году и представляет собой ротонду с немного необычной крышей, выстроенной в восточном стиле.

Titanic_Memorial_Bandstand-1422-30236

Ротонда в честь музыкантов «Титаника» в Балларате.

Второй расположен в маленьком шахтерском городке Брокен Хилл. Здесь  21 декабря 1913 года открыли памятник, в честь судового оркестра. Средства на строительство выделила Объединённая шахтёрская ассоциация. Казалось бы, причём тут музыканты «Титаника» и шахтёры из Австралии, но оказывается, связь есть, хоть и условная.

Жители Брокен Хилла прекрасно понимали, что означает потерять близкого человека. Несчастные случаи и взрывы в шахтах были постоянными спутниками работы шахтёра. В 1913 году в шахтах погиб 31 человек. Это было наибольшее количество жертв за всю историю города.

Узнав о катастрофе «Титаника» местные жители прочувствовали боль потери как свою и решили установить колонну в честь оркестра, который играл на палубе до конца.

5716956406_490c2edf9c_zbhillxrearsidetext

Titanic_Bandsmen_Memorial-11337-20565

Колонна в честь храброго судового оркестра «Титаника». Брокен Хилл, Австралия.

На этом заканчивается обзор наиболее знаменитых памятников и мемориалов, установленных в честь погибших пассажиров «Титаника». Естественно охватить всё в рамках обзорной статьи невозможно, т.к. монументных досок, небольших памятников по всему миру тысячи. Но пройдут года, десятилетия и история «непотопляемого» , возможно, обрастёт новыми мифами, но одно останется неизменно – это память о тех, кто погиб в черных, холодных водах Атлантики 15 апреля 1912 года. Память, запечатлённая в граните.

 Первая часть

Специально для:

Анатомия «Титаника» http://vk.com/titanic_blueprints

При копировании статьи полностью или частично ссылка на автора обязательна.

Наталья Деревянко
(ВК — vk.com/id964551;
Facebook — https://www.facebook.com/profile.php?id=100007762410959)

Источники.

http://www.southampton.gov.uk/

http://www.belfastcity.gov.uk/

http://www.flickr.com/

http://www.the-titanic.com/Titanic-Today/Memorials/Belfast-Titanic-Memorial.aspx

http://www.lichfield.gov.uk/

http://en.wikipedia.org/

http://www.titanic-titanic.com/

http://www.encyclopedia-titanica.org/

http://maritime.elettra.co.uk/

http://joeccombs2nd.com/

http://www.godalming-tc.gov.uk/

http://www.rmstitanic100.com/

http://news.bbc.co.uk/

http://www.exploringsurreyspast.org.uk/

http://jewishworldnews.org/2012/04/05

http://www.bronte-country.com/colne.html

http://www.pendle.gov.uk/

http://daytoninmanhattan.blogspot.com/

http://monumentaustralia.org.au/monument_display.php?id=30236&image=0

http://www.stpeter-libertytown.org/blog/page/2/

http://www.glts.org/memorials/dc/womens.html

http://www.loc.gov/pictures/

http://www.derscutt.com/index.php/projects/detail/titanic_memorial_relocation/

http://www.glasgow-ky.com/

http://news.bbc.co.uk/2/hi/americas/6925640.stm

 

Второй класс «Титаника».

Метки

Минимум за 65$ или £13 (1 300$ или £1123 на сегодня соответственно) вы могли приобрести билет второго класса на «Титаник». Столь высокая цена нисколько не пугала потенциальных клиентов, ведь они прекрасно знали, что уровень сервиса, предоставляемый «Уайт Стар» соизмерим с уровнем первого класса лайнеров конкурентов. Пассажиры второго класса — это английские и американские семьи среднего класса (писатели, ученые, врачи, владельцы небольших мануфактур, члены духовенства и т.д.).

z_4f6a1330

Каюта второго класса «Олимпика»

Каюты второго класса, в которых могли разместиться от двух до четырех человек, были расположены на палубах D, E, F и G и были обставлены дорогой мебелью из красного дерева, двухъярусными кроватями. Для каждой отдельной каюты не было частных туалетов или ванн, хотя были установлены раковины и зеркала для бритья/макияжа. Смена постельного белья производилась ежедневно стюардами «Титаника». При повышенном спросе некоторые из таких кают использовались в качестве кают первого класса, поэтому они обозначались как «Second Class/Alternate First Class».

Хотя и не столь роскошные, как в первом классе, публичные места для пассажиров второго класса были выше установленных стандартов. Например, чтобы придать столовой лоск респектабельности, стены помещения украсили дубовыми панелями с резным молдингом. Посетителей пересадили на вращающиеся деревянные стулья, привинченные на полу – функция, ранее использующаяся только в высшем классе на других лайнерах. Столовая простиралась по всей ширине «Титаника».

fmq4QZbyH0k

Столовая второго класса.

Теперь пассажиры могли сидеть и отдыхать в уютной атмосфере библиотеки на палубе C, выполняющей роль и гостиной, и комнаты для чтения и письма. Это была красиво обставленная комнату с шезлонгами, креслами, небольшими письменными и карточными столами, письменными бюро вдоль стен, книгами в застекленных полках у стены. Отделка красным деревом оживлялась белыми резными колоннами из дерева, которыми поддерживался свод – палуба. В окна виднелся крытый променад, ставший своеобразной детской площадкой.

Курительный салон второго класса был очень популярным местом отдыха мужчин. Здесь после ужина они играли в карты, шахматы или домино, обсуждали последние новости. Не каждое судно того времени могло похвастаться подобной «курилкой». За основу был взят стиль Луиса XIV, но с более простым оформлением. Дубовые панели были лишены резных узоров, а потолок не украшали роскошные люстры, но, тем не менее, мужчины могли удобно расположиться на мягких диванах, креслах, стульях, оббитых темно-зелёной кожей. Наружные окна открывались на прогулочную палубу второго класса. Так же имелись окна, на передней и задней стенках. В центре передней (носовой) стены располагался небольшой альков с тремя диванчиками. Над ними удачно вписались в интерьер часы. В задней части «курилки», по правому борту, располагался туалет, а по левому — бар, который предлагает широкий выбор алкогольных и безалкогольных напитков, легких закусок и десертов.

rcm3n8Q77_8

Курительный салон.

Конечно же, люди, путешествующие во втором классе, были лишены некоторых услуг, доступных только пассажирам первого класса (например, турецкая баня или гимнастический зал), но они всячески старались сделать свое путешествие не менее значимым. Джентльмены и дамы так же одевались перед обедами в свои лучшие наряды, с удовольствием ходили на музыкальнее вечера, устраиваемые оркестром «Титаника». Не менее популярными занятиями были променад, игры на шлюпочной палубе или пассивный отдых в шезлонгах на свежем воздухе.

NvPfbm7SGC0

Пассажиры второго класса отдыхают на открытом променаде палубы В.

392ac84122_full

Пассажиры второго класса на борту «Титаника».

За предоставленные ретуши отдельное спасибо Антон Логвиненко.

Память, запечатлённая в граните. (часть первая)

Метки

,

  Катастрофа легендарного лайнера «Титаник» унесла 1512 человеческих жизней. Это были представители различных сословий и классов из многих стран мира, ставшие жертвами самоуверенности, величия над природой, тогдашнего человека. В ледяной воде замерзли надежды, мечты и ожидания сотен людей и всё что сейчас осталось это лишь воспоминания о них, пронесённые сквозь года выжившими. Кто-то помнил последний поцелуй, кто-то объятие, кто-то блеск любимых глаз, признание в любви. Тысячи судеб сплелись воедино под одним общим названием – «Титаник». Как известно человек бессмертен, пока он не забыт, поэтому предлагаю в 101 годовщину совершить виртуальный тур по памятным местам и вспомнить людей, навеки оставшихся в ледяных водах Атлантики. Мемориалы и памятники жертвам катастрофы находятся не только в странах, городах, которые не обошла стороной история «Титаника». Катастрофа всколыхнула весь мир, никто не оставался равнодушным и в честь погибших устанавливали памятники, мемориальные доски в самых отдаленных точках Земного шара. Предлагаю совершить экскурсию и ознакомиться с наиболее знаменитыми из них.

Белфаст, Северная Ирландия.

«Титаник» строили в Северной Ирландии, и я начну наш обзор отсюда, а именно из Белфаста. Наверное, нет города настолько связанным с историей «Титаника», чем Белфаст. Многие инженеры, дизайнеры, члены экипажа были местными, я не говорю о большей части пассажиров лайнера (преимущественно третьего класса). Памятник в Белфасте был открыт 26 июня 1920 года, и это была дань памяти двадцати двум горожанам, погибшим в катастрофе. Автор проекта сэр Томас Брок. Памятник расположили на площади Донигелл в самом центре Белфаста у здания городского муниципалитета. На боковых поверхностях пьедестала – имена двадцати двух погибших жителей Белфаста, среди которых и имя Томаса Эндрюса. Мраморная статуя олицетворяет Смерть или Судьбу, которая кладёт лавровый венок на голову, тонущего среди двух русалок моряка. В течение нескольких последующих лет это место использовалось в качестве проведения памятных торжественных мероприятий в память жертв «Титаника». 15 апреля 2012 года на месте памятника открыли целый мемориал. Он стал единственным в мире, который чтит память всех жертв катастрофы.
На передней поверхности пьедестала написано:                                                           
«Вечная память жителям Белфаста, чьи имена написаны здесь. Они погибли 15 апреля 1912 года, когда затонул Титаник, столкнувшись с айсбергом, на пути из Саутгемптона в Нью-Йорк. Их преданность долгу и героическое поведение, благодаря чему было спасено много человеческих жизней, остаётся воплощением мужественности и самопожертвования, которое навсегда останется вдохновляющим примером для последующих поколений».

titanic-memorial-belfast

Общий вид монумента в 1930е.

400px-Titanic_Memorial_Belfast

Вид сегодня.

В ноябре 1959 года памятник перенесли на новое место, слишком много автомобилей начали врезаться в постамент, стоявший посреди площади. Лишь в 1994 его впервые отреставрировали, а в 2012 в честь столетия катастрофы открыли мемориал «Titanic Memorial Garden», на гранитных плитах которого, высечены имена всех 1512 погибших в катастрофе лайнера «Титаник».

Titanic Memorial, City Hall, Belfast, Northern Ireland

Мемориальные таблички с именами всех погибших.

800px-Titanic_Memorial_Garden_opening

Мемориал «Titanic Memorial Garden».

Комбер, Северная Ирландия.

Теперь отправимся в Комбер, что в десяти километрах от Белфаста. Маленький городок знаменит тем, что здесь родился и жил Томас Эндрюс, конструктор лайнеров Олимпик-класса.  После катастрофы на средства собранные рабочими верфи «Харленд энд Вольфф» было решено построить памятный холл и увековечить память Томаса Эндрюса.

Первый камень был заложен в 1913 году. В феврале 1915 года после небольшой церемонии, вдова Томаса, Хеллен официально открыла холл.

В настоящий момент в здании находится начальная школа.

1770599_c93ff448

«Thomas Andrews Hall» сегодня.

chs0a

«Thomas Andrews Hall».

3909308376_0bce30ed59_z

Мемориальная доска Томасу Эндрюсу.

Коб, Ирландия.

Коб, в прошлом Квинстаун. Это портовый город на юго-востоке графства Корк в Ирландии. Сюда 11 апреля 1912 года зашёл «Титаник», где взял на борт 123 человека. Вплоть до 1998 года здесь не было ни одного памятника жертвам катастрофы.  Но, возможно, благодаря мировой титаникомании, созданной Дж. Кемероном, в центре города установили небольшой памятник. Он представляет собой камень, с барельефом и табличкой. На барельефе изображены пассажиры-эмигранты и Маргарет Райс, пассажирка третьего класса и пять её сыновей. Вся семья погибла в ту ночь.

Табличка гласит:

«Ознаменовывая «Титаник», его последнюю остановку в своём первом и последнем плавании. В память об ирландских эмигрантах и всех, кто погиб в той великой катастрофе. Ar dhies de go raibh a n-anamacha (ирландский). Монумент воздвигнут  Историческим обществом «Титаника», Ирландским историческим обществом «Титаника» и жителями Коба».  

К столетней годовщине гибели лайнера, власти города хотели воздвигнуть мемориал, но информации об его открытии до сих пор нет.

91296141NPhCmj_fsCobh

Памятник жертвам катастрофы «Титаника» в центре Коба.

Далее, как и «Титаник» мы перемещаемся в Англию. Начнём, пожалуй, с Саутгемптона.

Саутгемптон, Англия.

Саутгемптон – портовый город в южной части Великобритании. Имеimagesнно отсюда 10 апреля 1912 года в свой первый и последний рейс вышел «Титаник». Из 685 членов экипажа, чьи жизни унесла трагедия, 538 были зарегистрированы именно здесь, при различных организациях и компаниях портового города. Поэтому не удивительно, что здесь сосредоточено наибольшее количество памятников той катастрофы. Многие местные маленькие часовни, кладбища, дома имеют мемориальные доски в память о погибших. Вот, например, мемориальная доска в церкви Св. Джосефа. Она посвящена Луиджи Гатти, шеф-повару «Титаника» и его помощникам.    —> 

А вот памятная доска пяти почтальонам «Титаника». Изначально она находилась на стене портового почтового отделения Саутгемптона, сейчас же в Британском музее почты.

Titanic_Propeller_Plaque [640x480]

Мемориальная доска пяти почтальонам «Титаника».

Это всего пара табличек из 138, напоминающие о той страшной катастрофе. А теперь предлагаю осмотреть наиболее знаменитые памятники.

Итак, первый из них это памятник музыкантам «Титаника». После столкновения лайнера с айсбергом, капитан Смит попросил судовой оркестр играть музыку на шлюпочной палубе, чтобы сохранять спокойствие пассажиров во время посадки в шлюпки. Многие из оставшихся в живых пассажиров рассказывали, что оркестр продолжал играть до самого конца. Ни один из участников оркестра не выжил.

Памятник открыли в апреле 1913 году и располагался он в старой библиотеке Саутгемптона. В 1940 году во время налёта немецкой авиации библиотека и памятник были разрушены. Лишь в 1990 году была изготовлена копия и установлена на том самом месте, где и располагался оригинал. Памятник открывали выжившие пассажиры «Титаника»: Милвина Дин, Бертрам Дин, Эдит Хайсман.

793px-RMS_Titanic_Musician's_Memorial,_Southampton

Памятник музыкантам «Титаника».

800px-Titanic_Musicians_Memorial_detail

Памятник музыкантам «Титаника».

А теперь заглянем в Ист Парк, это совсем недалеко, просто перейти дорогу, чтоб посмотреть на величественный гранитный мемориал с бронзовой фигурой богини Славы, посвященный механикам, погибшим в ту ночь. Статуя богини стоит на носу судна, раскинув руки, держащие лавровые венки. Позади находятся бронзовые барельефы, показывающие морских инженеров за работой. Рядом таблички с именами тридцати пяти инженеров-механиков, которые погибли в катастрофе.

Открытие состоялось 22 апреля 1914 на котором присутствовало около 100 000 человек. Думаю, это показатель, насколько трагедия «Титаника» затронула души горожан. Средства на постройку приходили со всего мира.

Надпись на постаменте:

«В память о механиках «Титаника», которые были верны долгу, и проявили героизм оставаясь на свои постах 15 апреля 1912 года».

1gg

Мемориал погибшим механикам «Титаника».

4

Мемориал погибшим механикам.

449px-Inscription_on_Titanic_Engineers'_Memorial,_Southampton

Памятная надпись на пьедестале.

Ещё можно добавить, что в июле 1915 года, перед памятником появился фонтан. Его установили в память о погибших стюардов, кочегаров, матросов «Титаника». Спустя годы он стал заброшен, вандалы не пощадили его и поэтому было принято решение найти для него более безопасное место.

15 апреля 1972 году, в честь шестидесятилетней годовщины фонтан отреставрировали и  перенесли в руины церкви Холируд, Это одна из исторических памяток Саутгемптона, где фонтан стоит до сих пор.

14834106_1

Фонтан в честь погибших членов экипажа

Holyrood-Titanic-Memorial-Close-Up

ChilworthJuly11-07

Фонтан в честь погибших членов экипажа. Наши дни.

memorial-fountain

Памятная надпись на пьедестале.

Ну и как же не посетить Океанский док «Уайт Стар Лайн» откуда в полдень 10 апреля 1912 года «Титаник» отправился в своё первое путешествие.

berth-44-memorialSouthport

Здесь так же, расположена мемориальная табличка в память по всем погибших в ту холодную апрельскую ночь.

На этом мы покидаем Саутгемптон и направляемся в город, который являлся портом  приписки «Титаника». Конечно же, это легендарный во всех отношениях Ливерпуль!

Ливерпуль, Англия

«Титаник Ливерпуль» именно эти слова были написаны на корме «Титаника», хотя сам лайнер никогда  не бывал в Ливерпуле. Этот порт является портом приписки судна, а так же  городом, откуда так же были родом, матросы, кочегары, стюарды и другие члены экипажа. Поэтому не удивительно, что жители города увековечили память 224 инженеров, погибших на «Титанике» стелой. Они оставались на своих постах до последнего, поддерживая работу генераторов и откачивая воду. В Великобритании это был первый памятник, посвященный простым рабочим. В процессе изготовления задуманный облик памятника был изменён. В его композицию включили статуи двух кочегаров и двух инженеров, символизирующих погибших моряков и работников машинного отделения во время Первой мировой войны.

Открытие монумента прошло в мае 1916 года, и памятник сразу же стал символом мужества и самоотверженности не только механиков и кочегаров «Титаника», но и всех механиков и кочегаров погибших на судах в Первой мировой  войне. Надпись на пьедестале:

«В честь всех героев машинного отделения. Этот памятник построен на международные пожертвования . MCMXVI».

На северной стороне памятника находится надпись —

«В честь всех героев машинного отделения».

А на южной —

«Последовать их мужеству и преданности долгу».

Место для него было выбрано довольно-таки подходящее – на пристани, где неподалёку находились пассажирские терминалы «Кунард» и «Уайт Стар Лайн» на реке Мерси. Теперь пассажиры могли представить, что герои бывают не только в блестящих цилиндрах, но и в угольной саже, где-то там глубоко, под их ногами, у гудящих двигателей и обжигающих котлов.

Memorial_to_the_Engine_Room_Heroes_Liverpool_1

Стела погибшим механикам и кочегарам «Титаника», а так же всем погибшим морякам в Первой мировой войне.

Теперь пройдём на Хоуп Стрит и зайдём в холл Королевской Ливерпульской Филармонии. Здесь в роскошном холле обратим внимание на мемориальную доску музыкантам «Титаника», ведь один из них, контрабасист Д.Ф. Кларк, родом с Ливерпуля.  Её открыли 4 ноября 1912 года. В 1933 году Филармония полностью сгорела, но доска каким-то чудом уцелела. Её вернули на место спустя шесть лет, когда здание отстроили.  

BandLiverpool

Мемориальная доска музыкантам «Титаника» в холле Ливерпульской филармонии.

Лондон, Англия.

Туман. Слегка моросит дождь и где-то там, вдалеке, слышен звон Биг Бена. Узкие улочки, старинные дома, цокот копыт и шуршание колёс, приближающегося кэба. Наверное, такие ассоциации возникают у большинства, когда говорят о столице Великобритании – Лондоне. Несмотря на столицу, памятников, напоминающих нам о катастрофе «Титаника» не так уж и много.

15 апреля 1995 года на территории Национального Морского Музея Эдит Хайсман была открыта небольшая, как бы так сказать, клумба в честь погибших на «Титанике». Здесь же установлен гранитный постамент с бронзовой табличкой. Считаю, не очень величественный памятник, как для лайнера и 1512 погибших, в отличие от Саутгемптона, Белфаста, Ливерпуля.

По некоторым комментарием с форума, откуда взяты фотографии, можно предположить, что сами лондонцы не знают, что это за клумба. А табличку воспринимают, как описание растений, что там растут. 21 век на дворе, жизнь летит, все спешат, по сторонам головой никто не крутит.

London

Мемориальные таблички «Titanic Memorial Garden».

London2

Безымянный

Небольшая клумба, высаженная Эдит Хайсман в честь погибших на «Титанике».

Многие фанаты фильма «Титаник» мечтали попасть в концертный зал Альберт Холл  27 марта 2012 года. Ведь здесь проходила мировая премьера фильма в 3D формате. Здесь присутствовали и сам режиссёр Дж. Кемерон,  К. Уинслет и большинство актеров, принимавших участие в съёмках. Но я не об этом…

Titanic-3D-Premiere-Royal-Albert-Hall.-Courtesy-of-20th-Century-Fox800px-royal_albert_hall

Именно в Альберт Холле расположена ещё одна мемориальная доска, увековечивающая память музыкантов «Титаника». Кстати, двое из них: Т. Брайли и П. Тейлор были родом из Лондона.

Другая памятная доска установлена в Институте инженеров морского флота. В ней имена и фамилии 35 погибших инженеров-механиков «Титаника» и она практически копирует мемориальную доску из Саутгемптона.

В Лондоне много именных табличек людей так или иначе связанных с «Титаником». Например, Ч. Лайтоллера, Г. Брайда, Д. Моргана и др. Они расположены на домах, в которых они проживали в своё время после катастрофы. На других – имена погибших лондонцев. Но обойти и описать все, у нас отнимет очень много времени. Поэтому едем дальше.

Годалминг, Англия.

В пятидесяти километрах на юго-запад от Лондона, в живописнейшем месте, графства Суррей, расположился маленький городок Годалминг. Именно сюда мы и направимся. Эти края издавна славятся изобилием роскошных особняков, уютной атмосферой торговых городков, высококлассными частными учебными заведениями и богатством культурной и спортивной жизни. Все это служит причиной не угасающей популярности графства Суррея  у туристов. Каждый ищет здесь что-то для себя.

Городок  Годалминг это малая родина старшего радиста «Титаника» Джона Филлипса. Он родился в деревушке Фарнкомби, недалеко от Годалминга. Закончив здесь школу, в 1902 году он пошёл работать на местную почту, где обучился на радиста. Затем работа в компании Маркони и первые рейсы в качестве судового радиста, новой на то время профессии.

phillips_1

Надгробие в виде айсберга в память о Джоне Филлипсе.

Его тело так и не нашли или оно не было опознано, но на местном кладбище установлено надгробие в виде айсберга в память о нём.

На территории местной Церкви Св. Петра и Павла в память о молодом радисте была построена аркада и высажен сад. Этот памятник был открыт 15 апреля 1914 года. Так же здесь на средства работников почтово-телеграфной службы был установлена мемориальная доска и фонтан.

 Надпись на аркаде:

 «Эта аркада была построена в честь Джона Джорджа Филлипса, уроженца этого города, старшего радиста злополучного «Титаника».

Он погиб на своём посту, когда судно затонула посреди Атлантики

15 апреля 1912 года»

 

images (1)

Открытие аркады и фонтана 15 апреля 1914 года.

images (2)

Общий вид на комплекс

Спустя годы аркада и сад стали заброшены. Вандалы разрушали памятник, сад исчез. Положение изменилось в 1993 году, когда местные власти решили восстановить комплекс. Была восстановлена аркада и мемориальные таблички, очищены стоки пруда, починен фонтан, посажены растения, образующие вокруг памятника небольшой дендропарк.

phillips_8

А в Фарнкомби, в Церкви Св. Иоанна Богослова установлена латунная табличка в память о Джоне Филлипсе.

В настоящее время во многих почтовых отделениях Англии и некоторых других стран находятся мемориальные доски, посвященные Джону Джорджу Филлипсу, радисту, погибшему на «Титанике».

Личфилд, Англия.

Личфилд – старинный маленький городок в графстве Стаффордшир, северный пригород Бирмингема. Он примечателен тем, что здесь построен Личфилдский кафедральный собор  — один из трёх соборов Великобритании имеющих три шпиля, а так же памятником, который нас очень даже интересует. Памятник этот не кому-нибудь, а самому Эдварду Джону Смиту — капитану «Титаника». Казалось бы, какое отношение Личфилд имеет к Смиту. Может он  родом отсюда – так нет. Чем же город обязан появлением памятника? А ничем…

Официальная версия заключается в том, что сам Смит был родом из Хенли,  графства Стаффордшир, подчинённого личфилдской епархии, а Личфилд был её центром. Не официальная, что власти родного города осудили капитана, и не захотели ставить памятник человеку повинного в катастрофе.

Памятник капитану установлен в Бикон Парке, Личфилд. Она представляет собой бронзовую статую капитана Смита в полный рост. Статуя выполнена скульптором Кэтлин Скотт, вдовой исследователя Антарктики Роберта Скотта.

Памятник открывала дочь Смита, Хелен 29 июля 1914 года, несмотря на то, что британская следственная комиссия резко раскритиковала Смита, и многие видные граждане Британии подписали петицию против его установки. Даже в надписи на пьедестале не упоминается «Титаник», она посвящалась только Смиту:

«Капитан Эд. Дж.  Смит. Родился 27 января 1850 года. Умер 15 апреля 1912 года. Завещаю своим соотечественникам, могучее сердце, прекрасную жизнь и героическую смерть. Будьте Британцами»

Позже, после обнаружения «Титаника» на дне в 1985 году, сверху была добавлена надпись «Капитану «Титаника»».

В 2010 году в рамках программы «Парки для народа», памятник впервые почти за сто лет привели в порядок. Был почищен постамент, обновлена табличка, удалена со статуи зелёная патина.

В 2012 году активисты решили восстановить справедливость и вернуть памятник в родной город капитана Хенли, но эта попытка оказалась неудачной.

А родной для капитана Хенли так и остался с двумя мемориальными досками. Одна на фасаде дома, в котором проживал Эд. Дж. Смит, а другая в холле мэрии.

4611899742_57e5d5364d_z

1 (1)

Памятник капитану Эд. Дж. Смиту в Личфилде.

На протяжении практически семидесяти лет памятник был в запустении, никаких торжеств на годовщины, никаких поминальных слов. Ничего. Положение изменилось в 1985 году, благодаря Р. Балларду. Именно он поднял из небытия «Титаник» и капитан Смит вновь ожил в памяти людей. В Личфилд стали стягиваться толпы туристов, многие хотели прикоснуться к истории на пике нового интереса к «Титанику». И именно капитану Смиту выпала роль стать олицетворением мужества, храбрости, преданности долгу. И его «Будьте Британцами» наполнилось тогда новым смыслом.

Колн, Англия.

Теперь наш путь лежит на северо-запад, в графство Ланкашир. Это край лесов, болот и небольших возвышенностей. Путешествие на автомобиле через лес оставит неизгладимое впечатление. Огромные вековые деревья и плотный подлесок. Многим деревьям за две сотни лет. В то же время из-за того, что лес вьется узенькой полоской между полями и рекой, он полон света. Также из-за своей близости к реке можно вдосталь насмотреться на здешние виды.

Умилившись пейзажем, не проехать бы нам Колн, родной город Уоллеса Хартли. Город окружен красивейшими местами. Благодаря его место-положению, открывается удивительный вид на несколько знаменитых холмов. Один из них Пендл Хилл — холм, на котором по преданию обитали ведьмы. 

Уоллес Хартли поднялся на борт «Титаника» в качестве руководителя судового оркестра. Ни один из участников оркестра не выжил. Один из спасённых пассажиров рассказывал, что видел играющий оркестр у парадной лестницы. Они погибли вместе с лайнером.

Тело Хартли было найдено через две недели кабельным судном «Маккей-Беннет», затем доставлено на «Арабике» в Англию. Гроб с телом погрузили на повозку и направились в Колн. Процессию сопровождали около 40 000 человек. 18 мая 1912 года Хартли погребли на старом кладбище в его родном городе Колне, под звуки «Ближе, Господь, к Тебе».

Так же у дороги, проходящей через город, установлен памятник Хартли. Это небольшой бюст, с двумя ангелами по бокам и мемориальной надписью в честь Уоллеса Хартли. В 2001 году в Колне его именем была названа улица.

«Уоллес Хартли руководителя судового оркестра «Титаника». Погиб во время катастрофы 15 апреля 1912 года. Установлен на добровольные пожертвования в память о героизме местного жителя»

5898124989_b855bc7c3f_z

Надгробие могилы Уоллеса Хартли.

7081352347_665fb7c58a_z

Памятник Уоллесу Хартли в центре Колна.

Глазго, Шотландия.

Теперь мы направляемся в Шотландию, край волынок, легендарных замков, потрясающей природы и, не побоюсь сказать, национального танца «хайланд». Это необычная страна с богатой и интересной историей, которой во всем свойственно многообразие. Многие достопримечательности и памятники Шотландии отражают ее насыщенную событиями историю. Одной из важнейших достопримечательностей является столичный Эдинбургский замок. И, конечно же, не забудьте об озере Лох-Несс. Но вернёмся к тому, зачем мы здесь.

Мы в Глазго – крупнейшем городе Шотландии, который в XVIII веке стал крупным промышленным, а особенно судостроительным центром. Здесь в здании Шотландской Оперы находится мраморная мемориальная доска в память об инженерах-механиках «Титаника». Почему выбрано именно это место? Всё просто. В прошлом здание принадлежало Шотландскому Институту Инженеров-Судостроителей. На собственные средства членов института 15 апреля 1914 года, была открыта мемориальная доска с именами  погибших инженеров.

TitanicMemoriaGlasgowl

Мемориальная доска в Шотландском Институте Инженеров-Судостроителей.

«Увековечить память об инженерах «Титаника», которые погибли на своих постах 15 апреля 1912 года, когда судно затонуло посреди Атлантического океана. Эта доска возведена на средства Шотландского Института Инженеров-Судостроителей»

В список жертв, почему-то, не включены имена Томаса Эндрюса и Уильяма Даффи.

Далбитти, Шотландия.

И последняя остановка на Британских островах будет Далбитти. Городок расположен в лесистой долине реки Урр на юге Шотландии и знаменит титаниколюбам тем, что здесь родился Уильям Макмастер Мёрдок, первый помощник капитана на «Титанике». Именно он находился на мостике в момент столкновения. Кто бы, что не говорил, о командах, отданных им на мостике непосредственно перед столкновением, стрельбе в пассажиров, пытавшихся забраться в шлюпки и.т.д, но с уверенностью можно сказать, что большинство спасшихся мужчин обязаны Мёрдоку своими жизнями. Не смотря на приказ капитана: «Сперва, женщины и дети», Мёрдок позволял сесть мужчинам в шлюпки, если поблизости не было женщин и детей. На стене дома, где он проживал, находится мемориальная доска, прославляющая его, как героя.

DalbeattieTitanic

Памятная доска в честь У.М. Мёрдока.

Далее, как у «Титаника» наш маршрут лежит через Северную Атлантику. Нашей целью является Новый Свет, куда издавна стремятся в поисках лучшей жизни, богатства и славы.

 Продолжение (вторая часть)

«Корабли Смерти»

Метки

 

Наталья Деревянко

   Рассвет 15 апреля 1912 года. Северная Атлантика. Оранжевое солнце поднимается над морским горизонтом, приглушая свет звезд и прогоняя утреннюю дымку. Медленно-медленно отступает ночь, скрывавшая следы, одной из самых крупных морских катастроф в истории человечества.
Двери, подушки, стулья, столы, шезлонги, обрывки бумаги, обломки были повсюду. Они плавно покачивались на волнах среди белых пятнышек, издали напоминающих чаек. Но при детальном рассмотрении, понимаешь, что эти пятнышки — тела погибших пассажиров и членов команды «Титаника» в их белоснежных спасательных жилетах. Некоторые из них смотрели вверх, на небо, как будто ожидая спасения, но большинство обреченно склонили свои головы в воду, смирившись с судьбой. И уже никто им не поможет, никто не спасёт. Всё кончено…

Возможно, такая картина открылась взору «Карпатии», которая с выжившими пассажирами «Титаника», поменяв курс, шла мимо места катастрофы обратно в Нью-Йорк.

В это же время руководство «Уайт Стар Лайн» приняло решение поднять тела всех погибших с поверхности океана. И это следовало сделать как можно быстрее, так как тела пока что находились более или менее сгруппировано и не разнеслись течением. Второй фактор — это то, что долгое пребывание тела в воде может усложнить процесс идентификации. Ну и конечно же, компания хотела хоть как то реабилитироваться перед семьями погибших — доставив тела родственникам для дальнейшего захоронения.

Центром всей операции по подъёму тел стал небольшой канадский городок Галифакс. Именно здесь «Уайт Стар Лайн» зафрахтовало четыре судна:

  • «Маккей-Беннетт»
  • «Миниа»
  • «Монтмагни»
  • «Алджерин»

Так же был заключён договор с крупной похоронной конторой  Галифакса «Джон Сноу энд компани» для обеспечения всех похоронных процедур.

Тем временем в прессе стала появляться информация о «кладбище в океане», «…сотнях мёртвых тел, пугающих пассажиров, проплывающих мимо судов…».

 

«Маккей-Беннетт»

«Маккей-Беннетт» — британское судно-кабелеукладчик, принадлежавшее компании «Комёршл Кейбл Комапни». Основной его задачей было укладка и ремонт глубоководных кабелей. Помимо этого судно часто участвовало в спасательных операциях (например, спасение экипажа тонущей шхуны «Каледония» 12 февраля 1912 года). Но не это принесло ему известность.

17 апреля 1912 года в 12.35 после всех приготовлений «Маккей-Беннетт» под командованием капитана Ф. Ларднера и с 75 членами экипажа на борту отправляется в свой «страшный рейс». В ходе этой миссии на борт погрузили не кабель, а гробы. За эту работу руководство «Уайт Стар Лайн» обязалась платить команде 550$ в сутки.

mk

Кабелеукладчик «Маккей-Беннет»

На борту присутствовал  владелец похоронной компании — Джон Сноу-младший. Под его руководством были загружены 103 гроба, несколько тонн льда, растворы для бальзамирования, мешки и 20 тонн железных прутьев. Свободные от работы матросы, сшивали из парусины мешочки, для личных вещей погибших.

mk

Один из мешков для личных вещей погибших.

Бортинженер Фредерик Гамильтон детально описывал всё происходящее:

 «Утро 20 апреля 1912 года. К северу от нас видны очертания огромного айсберга. Думаю, мы очень близки к месту крушения многих надежд и молитв. Бальзамировщик становиться всё оживленнее, ведь скоро ему предстоит много работы».

Вечер 20 апреля 1912 года. «Маккей-Беннетт» достигает места катастрофы. Начало операции по извлечению тел назначили на раннее утро следующего дня. Мужчинам потребуется вся их храбрость, чтобы пережить предстоящее.

С момента гибели «Титаника» прошло 6 дней…

Маккей-Беннетт

Экипаж «Маккей-Беннетт». 1912 год . Капитан Ф. Ларднер в центре второго ряда.

Рассвет 21 апреля 1912 года. Взору экипажа предстаёт ужасная картина – сотни тел, колыхающихся на волнах, среди обломков. И только сейчас матросы осознали  масштабность всего произошедшего. Одни стали молиться, другие просто оцепенели. Так в тишине прошло около получаса. Затем придя в себя, матросы спустили шлюпки и осторожно направились в сторону «морского кладбища».

Запись капитана в бортовом журнале от 21 апреля:

«Море неспокойно. Ветер юго-западный. Координаты 41 °59` СШ  49 ° 25` ВД. Вытаскиваем тела. Прорубаем лёд».

По описанию одного из членов экипажа, кожа замерших в воде пассажиров была белого цвета, волосы и брови покрыты инеем. Мацерация и тот факт, что тела разбухли, очень сильно затруднило работу, а работать пришлось очень быстро. Поднятые из воды тела на воздухе стали очень быстро разлагаться. Было предписано поднимать от 5 до 10 тел и возвращаться на судно.

mk

Квадратом обозначена область поиска тел судном «Маккет-Беннет». Фото с оригинала карты.

В течении первого дня было поднято 51 тело (из них двое детей и три женщины). 24 тела были сильно повреждены или обезображены во время затопления судна, что делало невозможным идентификацию. Их было решено хоронить в море. Процесс захоронения в море был следующим. Железные прутья, что брали с собой (весом 12 кг с отверстием на конце), служили грузом для тел. Когда шлюпка подплывала к телу, труп осматривали, и принималось решение поднимать его или нет. Больше везло 1 и 2 классу. Экипаж или третий класс зачастую хоронили в море.

С трупа снимали спасательный жилет, за ноги цепляли прутья, и тело тонуло. Остальные тела доставляли на борт «Маккей-Беннетт», где их расформировывали. Сначала тела раскладывали на палубе. В присутствии двух человек осматривались карманы, и составлялась опись всего найденного. Личные вещи, украшения и другие предметы складывались в мешок. Трупу присваивался номер, этот же номер наносили на мешок с его личными вещами. Это должно было облегчить процедуру опознания на борту или берегу. С трупа срезали одежду и сжигали её. Затем приступали к работе медэксперты. Они тщательно осматривали тело, фиксируя все ссадины, царапины, увечья, татуировки. Затем на пассажиров первого класса надевали пижамы. Все полученные таким образом данные согласно новым правилам фиксировались в специальном журнале. Интересен тот факт, что такая процедура опознания была применена впервые в истории и она же используется до сих пор экспертами, работающими на месте массовой гибели людей (авиакатастрофы, крупные ДТП, в местах боевых действий и т.д.). Даже после смерти пассажиров,  с их телами обращались согласно классовой принадлежности. Тела экипажа «Титаника» не были забальзамированы и даже не уложены в мешки (на борту они лежали в больших ящиках, засыпаны льдом). Тела пассажиров второго и третьего класса были уложены в мешки, а тела пассажиров первого класса клали в гробы. Их расположили на юте.

Из записей Фредерика Гамильтона:

 «Понедельник 22 апреля 1912 года. Сегодня утром мы прошли мимо огромного айсберга. Я очень хотел его сфотографировать, но шёл дождь. Сейчас мы находимся восточнее огромного поля обломков. А среди шезлонгов, частей интерьеров, бумаги, ящиков и прочего — тела, тела, тела…»                                                                 

«… 20.00. Дважды пробил колокол. Я слышу всплеск воды. Это означает, что началась похоронная церемония. Снова дважды бьёт колокол и снова всплеск, всплеск, всплеск…».

Можно добавить, что церемонию проводил священник собора Всех Святых города Галифакса Камерон Хайнд.

А вот что пишет в судовом журнале сам капитан:

«Сегодня я принял тяжелое решение. Мы положили в мешки 24 неопознанных тела, к каждому прикрепили груз весом в 23 кг и похоронили в море. Привезти всех на берег у нас просто не будет возможности».

Заметим, что практически все из них были пассажиры третьего класса или члены экипажа. Мною был замечен интересный факт. После того, как было найдено тело  Дж.Астора, за что экипаж получил вознаграждение от его сына Винсента в размере 10 000 долларов, из пассажиров больше никого в море не хоронили. Совпадение ли?

Поиск и подъём тел «Маккей-Беннетт» проводил вплоть до 26 апреля, когда ему на помощь прибыло судно «Миниа». 30 апреля судно вернулось в Галифакс со своим «грузом».

mk

Похоронная процессия на борту «Маккей-Бенетт».

mk

Тела погибших пассажиров «Титаника» на борту «Маккей-Беннетт».

Одними из первых с борта были снесены тела экипажа «Титаника» в деревянных ящиках со льдом, затем тела пассажиров второго и третьего класса, которые уложили в мешки. Тела пассажиров первого класса были все в гробах, которые перенесли на берег в последнюю очередь. Вся процессия проходила в мертвой тишине, хотя пирс был забит родственниками, зеваками, журналистами, которые уже прозвали судно «корабль смерти».

За период с 21 по 26 апреля 1912 года «Маккей-Беннетт» было найдено 306 тел (номера тел 1-306). 116 были похоронены в море и 190 доставлены в Галифакс, Новая Шотландия.

mk

Моряки с «Маккей-Беннетт» осматривают перевернувшуюся складную шлюпку В «Титаника».

«Миниа»

«Миниа» — второе судно зафрахтованное «Уайт Стар Лайн» для поиска погибших. 21 апреля 1912года от «Маккей-Беннетт» пришло сообщение о том, что они достигли места катастрофы,  о большом количестве жертв и им может не хватить мешков, бальзамирующего состава, гробов и т.д.  В тот же день, под командованием капитана Уильяма де Кальтерета на помощь из Галифакса выходит кабелеукладчик  «Миниа» (на борту 150 гробов, 20 тонн льда и 10 тонн железных прутьев).

26 апреля судно достигло места катастрофы и сменило «Маккей-Беннетт». В этот же день погода сильно испортилась. Поднялся ветер и пошёл мелкий противный дождь, что делало невозможным долгие поиски. Подъем тел становился опасным для самих спасателей.

mk

Кабелеукладчик «Миниа».

Из интервью капитана У. де Кальтерета:

«Нам всё-время приходилось ждать улучшения погоды. И как только океан становился к нам благосклонен, мы тут же начинали работу. Мы видели тела, но они дрейфовали очень далеко друг от друга. Добраться до них было тяжело, и, к сожалению, проходившие мимо пароходы не хотели нам помогать…»

Но, из-за разрыва важного кабеля у берегов Канады «Минию» пришлось отозвать раньше запланированного.

Хронология поднятия тел следующая:

  • 26 апреля поднято на борт 11 тел.;
  • 27 апреля — 1;
  • 28 апреля — 1;
  • 29 апреля — 1;
  • 30 апреля — 1;
  • 1 мая- 2;
mk

Экипаж судна «Миниа» поднимает тело погибшего пассажира «Титаника».

Ходил слух, что члены команды «Минии» в нарушение всех правил занимались мародёрством. Преодолевая большие расстояния между одиноко дрейфующими телами, они попутно собирали вещи с поверхности океана в качестве сувениров. Я в это мало верила, но собирая материал для статьи, убедилась в обратном. nЧитая воспоминания капитана де Кальтерета, наткнулась вот на что. Привожу абзац полностью.

« … Смерть людей произошла от переохлаждения, только один захлебнулся. В его легких была морская вода. Мне наиболее запомнились тела двух мужчин. Один, вероятно, упал с большой высоты и ударился об надстройки судна. У него отсутствовала ступня, а другая нога была сломана и вывернута. Второй, возможно, погиб от взрыва. Его лицо было обожжено, отсутствовал глаз. Да, там точно, что-то взорвалось, я видел на борту кресла из ресторана, их подголовники были испачканы углём, некоторые разломаны. Так же мы подняли большую секцию деревянной лестницы…». 

«… Были подняты шезлонги в хорошем состоянии, часть красивой фурнитуры, женское боа, буфетный шкафчик из салона первого класса…».

Но с другой стороны, благодаря этим людям  мы сегодня можем увидеть те предметы, которые до наших дней, возможно бы, не дожили.

mk

Осмотр тела погибшего пассажира «Титаника» на борту «Минии».

mk

На борту «Минии».

Обнаружив 17 трупов (номера тел 307-323), из которых двое (не идентифицированных) были похоронены в море, 3 мая 1912 года с 15 телами на борту судно направилось в Галифакс.

mk

Представители «Джон Сноу энд компани» забирают гробы с «Минии» в морг.

6 мая, пришвартовавшись в порту назначения, команда перенесла неиспользованные гробы и мешки на третье судно, отправляющееся на поиски тел – пароход «Монтмагни».

 «Монтмагни»

«Монтмагни» было небольшое судно, обслуживавшее маяки, оно принадлежало канадскому департаменту морского и рыбного хозяйства. Капитан Питер Джонсон. Судно вышло из небольшого порта Сорель и направилось в Галифакс, где по прибытию пополнило запасы, и где были наняты  дополнительные члены команды. Один из бальзамировщиков похоронной конторы «Джон Сноу энд компани» поднялся на борт. Ему в помощь вызывается хирург из местной больницы. Преподобный С. Принц из местной церкви Св. Павла вышел в море в качестве капеллана.

mk

Пароход «Монтмагни».

Утром 6 мая 1912 года в порту Галифакса швартуется «Миниа». И пока всё внимание было уделено разгрузке судна и фотографированию, никто и не заметил, как в полдень тихо в море ушёл «Монтмагни».

Дойдя до места катастрофы «Титаника» погода вновь испортилась. Пошёл дождь. «Монтмагни» смог подобрать всего лишь 4 тела в течение 9-10 мая (номера 326-329). По непонятной причине они пропустили номера 324 и 325. Одно тело похоронили в море. Оставшиеся три доставили 13 мая в Луисбург, где железной дорогой их перевезли в Галифакс. Пополнив запасы «Монтмагни» снова вернулся к месту катастрофы, но, увы, кроме небольших деревянных обломков ничего не обнаружил. Никаких тел.

19 мая около 18.00 «Монтмагни» сменило «Алджерин», последнее судно нанятое «Уайт Стар Лайн». 23 мая 1912 года «Монтмагни» вернулся в Галифакс и продолжил свою службу на благо канадскому правительству.

«Алджерин».

«Алджерин»последнее, четвертое судно, которое участвовало в операции по подъему тел под началом «Уайт Стар Лайн». Капитан — Джон Джекман.

mk

Грузопассажирское судно «Алджерин».

О том, что происходило на борту и вокруг плавания «Алджерин» информации очень мало. Известно, что судно вышло из порта Св. Джонс  (Ньюфаундленд) и исследовало место катастрофы в течение трёх недель. Было найдено одно тело (номер 330). Прекратив поиски, «Алджерин» 6 июня 1912 года вернулось в порт Св. Джонс и перегрузила гроб на пароход «Флоризель», которое 11 июня и доставило тело в Галифакс.

На этом заканчивается официальная операция по поднятию тел пассажиров «Титаника», организованная «Уайт Стар Лайн». Были составлены окончательные списки погибших и пропавших без вести. Но, не смотря на все усилия, тела продолжали ещё некоторое время пугать проходящие мимо пароходы.

Что ещё можно добавить.

Известно, что «Карпатия» не стала поднимать тела трёх погибших из  складной шлюпки А, оставив лодку дрейфовать. Эту шлюпку офицеры Уайлд и Мэрдок пытались спустить одной из последних, но из-за нахлынувшей на палубу волны складные борта шлюпки поднять не успели. В результате наполовину затопленная и перегруженная пассажирами, она была смыта в океан.  Месяц спустя (13 мая), по иронии судьбы, другой  пароход компании «Уайт Стар Лайн» «Оушеник» находит шлюпку в 160 милях южнее места катастрофы. Позже, пассажир сэр Шейн Лесли вспоминал:

«…В полдень море было спокойным, когда впередсмотрящий крикнул, что впереди виднеется какой-то непонятный объект. Судно замедлило ход, и вскоре стало очевидным, что этот объект был одинокой спасательной шлюпкой, плавающей в Атлантике. Что было поистине ужасным, так это три тела, которые были в ней. По приказу с мостика, к ней послали шлюпку с офицером и врачом. Последовавшее зрелище было жутким. Волосы двух мертвых матросов побелели от солнца и соли, а третье тело, облаченное в вечерний костюм, распласталось на скамейках. Все три тела зашили в холщовые мешки, прикрепив стальной прут. Затем, одно за другим, их обернули в британский флаг, отпели и похоронили в море».

Это были  тела под номерами 331-333, которые в официальных списках не учтены.

mkmk

6 июня 1912 года. судно «Илфорд» находит тело (номер 334), которое похоронили в море. В официальном списке не значится.

8 июня 1912 года пароход «Оттава» случайно находит тело (номер 335). Похоронено в море. В официальном списке не учтено.

Подводя итог, можно сказать, что за время проведения операции с 17 апреля по 8 июня 1912 года было найдено 333 тела из 1512 погибших (около 22%).

За период поисков 209 тел было доставлено в Галифакс. 59 из них были забраны родственниками и похоронены у себя на родине. Три различных кладбища в Галифаксе стали последним пристанищем для оставшихся 150 тел.

С момента крушения «Титаника» прошёл 101 год, но его жертвы не забыты и, мне кажется, не будут забыты никогда. Ежегодно проходят поминальные мессы на месте гибели лайнера, ежегодно вспоминаются их имена. А, как известно, тот, кто не забыт, живёт вечно.

Приложение.

12l

13l

Разбивка по суднам, участвовавших в подъёме погибших (17.04 — 6.06.1912г).

Специально для:

Анатомия «Титаника» http://vk.com/titanic_blueprints

При копировании статьи полностью или частично ссылка на автора обязательна.

Наталья Деревянко
(ВК — vk.com/id964551;
Facebook — https://www.facebook.com/profile.php?id=100007762410959)

Источники.

Российские госпитальные и санитарно-транспортные суда в Первой Мировой войне.(часть вторая)

Госпитальные суда Балтийского флота в ПМВ.

С началом ПМВ перед Балтийским флотом была поставлена задача не допустить германские военные корабли в район Финского залива и надёжно защитить подступы к Санкт-Петербургу. Планами морского командования предусматривалось создание дозора из крейсеров в устье залива и подготовка минно-артиллерийских позиций в наиболее узкой его части. Русские подводные лодки совместно с дивизией эскадренных миноносцев должны были дислоцироваться в шхерном районе Финляндии для нанесения ударов по противнику с целью его ослабления.

Госпитальные и санитарно-транспортные судна Балтийского флота перевозили больных и раненых в госпитали Петербурга, Ревеля, Кронштадта и Гельсингфорса (Хельсинки). Суда медназначения успешно участвовали в морских десантных операциях, а в определенные периоды функционировали как плавучие лазареты.

Все суда медназначения Балтийского флота («Ариадна», «Аура», «Наутилус» и «Товарищ») были переоборудованы из коммерческих пароходов и яхт самой различной конструкции и тоннажа. Мобилизация судов происходила на протяжении всей войны. Ввиду отсутствия точной функциональной классификации, почти все они именовались госпитальными, хотя их большая часть использовалась на санитарный транспорт при эвакуации на небольшие расстояния. В определённые периоды некоторые из них выполняли функции стационарных плавучих лазаретов для обследования и лечения личного состава флота.

14 августа 1914 года военным ведомством был издан приказ №262, в котором говорилось:

«… зачислить в разряд военно-госпитальных судов в Балтийском море зафрахтованный коммерческий пароход «Ариадна».

Через полтора месяца, 29 сентября того же года приказом №335 в разряд госпитальных зачислен пароход «Наутилус».

ГС «Ариадна»

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Ариадна»

Коммерческий пароход «Ариадна» был построен накануне войны и принадлежал финской рыболовецкой компании, которая использовала его в качестве товаро-пассажирского судна.

Переоборудование судна в госпитальное проводилось на одном из судоремонтных заводов Гельсингфорса. Пароход был новым, поэтому объём «апгрейда» был минимален, а само приспособление судна под госпиталь носило временный характер. Этому во много способствовало условие арендного договора, согласно которому, по окончании использования госпитального судна, последнее должно было быть возвращено прежнему владельцу в таком состоянии, в котором оно было передано медслужбе Балтийского флота. С учётом этого обстоятельства, при оборудовании операционной и перевязочной, последние были огорожены от других помещений полотном, а стены, имевшие резные украшения, задрапировали простынями. Кроме того, для устранения наклона палуба была покрыта временным деревянным настилом, обитым цинкованным железом, для предупреждения протекания воды при мойке полов. Все койки в палатах были одноярусными и крепились, во избежание порчи линолеума. Узкие двери, крутые трапы и другие конструктивные особенности судна устранены не были.

Работы по переоборудованию заняли всего десять дней, но, несмотря на это плавучий госпиталь «Ариадна» был неплохо подготовлен для эвакуации и лечения раненых и больных.

Приказом командующего Балтийским флотом судно было определено на стоянку в Свеаборгский порт. Выдержка из приказа по работе «Ариадны»:

«В зимнее время госпитальное судно «Ариадна» служит хирургической клиникой для судов, зимующих в Гельсинфорсе. Принимаются только чистые хирургические случаи. Летом «Ариадна» исполняет роль транспорта для больных и раненых, а в свободное время служит местом отдохновения усталых и слабосильных нижних чинов».

Военно-госпитальное судно «Ариадна» имело на борту 80 стационарных и 240 эвакуационных коек, а в случае необходимости могло дополнительно развернуть ещё 260 мест. Медицинский персонал состоял из четырёх врачей, десяти фельдшеров и тридцати четырёх санитаров.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Ариадна» в порту Гельсингфорс.

 

Лазаретное судно «Наутилус»

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ЛС «Наутилус»

Наряду с госпитальными судами большого тоннажа, для медицинского обеспечения отдельных соединений малых кораблей и частей береговой обороны на Балтике было оборудовано несколько судов малого тоннажа, способных эвакуировать от 30 до 50 раненых и больных. Для этих целей в конце сентября 1914 года было оборудовано лазаретное судно «Наутилус», в задачи которого входило медицинское обеспечение кораблей второй минной дивизии Балтийского флота. Пароход-яхта «Наутилус», построенный в 1903 году, принадлежал финской канцелярии инспектора рыболовства. Использовался в качестве плавучего лазарета с 1914 по 1917 год.

Несмотря на малую эвакуационную ёмкость, при его оборудовании были проделаны значительные работы с целью создания надлежащих условий транспортировки раненых. Для размещения их на судне отводились наиболее светлые и просторные помещения, имеющие достаточный объём и хорошую вентиляцию. Одно из помещений в верхней носовой рубке было приспособлено под перевязочную, которая при необходимости могла служить операционной, она имела два медицинских стола и три шкафчика для медикаментов, инструментария, бинтов и.т.д. В кормовой каюте был обустроен лазарет на семь коек, между которыми дополнительно могло быть размещено ещё пять дополнительный коек.

Однако, ввиду острой необходимости ввода в строй плавучего лазарета, конструктивные особенности, характерные для коммерческих судов, устранены не были, и в таком виде «Наутилус» использовался до декабря 1914 года. Зимой (в Свеаборгском порту) на судне были произведены дополнительные работы по устранению некоторых конструктивных недостатков судна и улучшению санитарных условий для пребывания на нём  раненых и больных. В помещения лазарета провели паровое отопление, деревянные палубы в госпитальных палатах и перевязочной покрыли линолеумом. Старый, почти отвесный, трап заменили более пологим, дающий возможность свободно проносить раненых на носилках. Над лазаретным помещением, в котором отсутствовали иллюминаторы, прорезали большой световой люк.

В полном соответствии с положением о госпитальных судах, на «Наутилусе» находился врач, фельдшер и санитар. Вольнонаёмная команда плавучего лазарета состояла из капитана, штурмана, боцмана, механика, трёх матросов, двух кочегаров и двух коков. Формирование такого типа санитарных судов, как «Наутилус», представляло значительный интерес в истории развития госпитальных судов. «Наутилус» был многофункциональным плавучим лазаретом, в котором могла быть оказана квалифицированная врачебная помощь.

Обслуживая личный состав 2й минной дивизии и тралящих боевых кораблей, «Наутилус» регулярно выходил вместе с кораблями в район минных поставок и тральных работ и при необходимости принимал с них раненых непосредственно в точке проведения боевых операций.

Например, в июле 1915 года в районе острова Церель на фарватере, подготовляемом для проводки линейного корабля «Слава», производились тральные работы. Утром 12 числа отделение тральщиков вышло на работу на фарватер под охраной эсминцев «Искусный» и «Мощный», однако, мин не нашли. Возникла необходимость протралить другие фарватеры у острова Эре.

Отделение тральщиков, поставив тралы Шульца, пошло по назначенным створам и заградило мину (масса заряда 115 кг), взорвавшуюся в трале и уничтожившую часть трала с буйками.

Другая пара также затралила мину, а на оставшихся частях трала первой пары оказалось еще три мины. Тралы были очищены на мелком месте; но одна из всплывших мин, ударившись о буек, взорвалась на расстоянии около 80 м от тральщика «Взрыв». От минного взрыва поднялся высокий столб воды и темного дыма.

Сотрясением от взрыва на тральщике сорвало главный компас, выбило стёкла и дверь походной рубки, личный состав был сбит с ног, многие оказались ранены осколками от мины. Благодаря наличию рядом «Наутилуса», врачи которого быстро оказали медицинскую помощь, обошлось без жертв.

20 августа отделение тральщиков протралило тралом четыре раза фарватер у Утэ, где и было обнаружено пять неприятельских мин, из которых две взорвались в трале, уничтожив часть трала и буйки. Взрыв сопровождался столбом воды и черным дымом.

Взрыв мины был необычайно сильный: тральщики и госпитальное судно «Наутилус», находившиеся в 600 метрах от места взрыва, были подброшены. И вновь раненые, и вновь закипела работа на госпитальном судне.

Помимо сопровождения «Наутилус» использовался для срочной эвакуации пострадавших в морских боях в госпитальные учреждения Гельсингфорса.

Плавучий лазарет «Аура»

В 1915 году приказом командующего Балтийским флотом был введён в строй второй малотоннажный плавучий лазарет «Аура», назначением которого явилась эвакуация пострадавших в боевых операциях моряков, несущих службу на батареях  Або-Аландской шхерной позиции и из экипажей кораблей шхерного отряда. Помещения медицинского назначения на «Ауре», также как и на «Наутилусе», обустраивались с учётом длительности пребывания раненых на судне. «Аура» перевозила тяжелораненых на рейсах продолжительностью 8-10 ходовых часов. Операционной и перевязочной на судне не предусматривалось. Оснащение судна оборудованием производилось с расчётом оказания в пути следования в Гельсингфорс доврачебной и неотложной врачебной помощи непосредственно в палатах.

При подборе второго малотоннажного плавучего лазарета учитывалось не только его санитарное состояние, но и некоторые мореходные качества, а так же ТТХ. Начальником Або-Аландской шхерной позиции было приказано выбрать и оборудовать под плавучий лазарет пароход из числа имевшихся на тот период в Абосском порту. При этом было предложено учитывать следующие соображения:

  • во-первых, судно должно служить исключительно для целей эвакуации тяжелораненых и больных с батарей и военных точек Або-Аландской шхерной позиции, так же с кораблей, находящихся в данном регионе;
  • во-вторых, судно не должно превышать своими размерами лазарет «Наутилус» и принимать приблизительно такое же количество раненых, сколько принимал «Наутилус»;
  • в-третьих, судно должно иметь небольшую осадку, чтобы использоваться на самых малых водных фарватерах и иметь возможность подходить ко всем пристаням этого водного района.

Наиболее подходящей для этих целей оказалась яхта «Марианьеми», принадлежащая АО «Абосская Судостроительная Верфь». Яхта полностью подходила под все вышеперечисленные требования.

На яхте были разобраны переборки в кормовой каюте и освободившееся помещение приспособили для подвешивания и укрепления санитарных носилок с ранеными. За один рейс «Аура» могла доставить в Гельсингфорский порт 28-30 тяжелораненых.

Наверное, не стоит уже упоминать о том, что «Аура», как и «Наутилус», были перекрашены в белый цвет с широкой зелёной полосой по бортам и красным крестом на трубах.

ГС «Император Николай II» («Товарищ»)

Во второй половине 1916 года в строй Балтийского флота вступило госпитальное судно «Император Николай II» (после февральской революции — «Товарищ»). Для переоборудования парохода в госпитальное судно потребовался продолжительный период времени и довольно значительные затраты (25 000 рублей). Пароход до начала войны совершал пассажирские рейсы Ревель-Гапсаль-Койвисто. С 1914 года и до его переоборудования в госпитальное использовался как посыльное судно Балтийского флота.

ГС «Император Николай II»

ГС «Император Николай II» («Товарищ»)

При переоборудовании парохода в трюмы было проведено электрическое освещение и паровое отопление. В палатах, на деревянных брусках, скреплённых с палубой, установили металлические койки с высокими бортами. В каютах первого класса, переоборудованных в госпитальные палаты, для увеличения количества мест добавили по две верхние койки. В каютах второго класса установили, за неимением металлических, деревянные койки. Салон второго класса подвергся капитальной перестройке, т.к должен был стать операционной. Из него удали мягкие диваны, стены обшили досками и обтянули их белой клеёнкой. Подвели горячую и холодную воду. Над двумя операционными столами смонтировали оригинальный световой плафон на 12 лампочек. В одну из кают (рядом с операционной) поместили госпитальную аптеку.

Между двумя каютами, расположенными на верхней палубе, была снята переборка и в образовавшемся просторном помещении оборудовали перевязочную, которая так же могла использоваться для амбулаторного приёма и планового медицинского профосмотра матросов с боевых кораблей, действующих на значительном удалении от своих баз.

Для улучшения транспортировки раненых и больных внутри судна были сделаны широкие деревянные трапы, обитые линолеумом. Установили три новых ванных и смонтировали три душевых устройства, к которым подвели пресную и забортную воду. Для увеличения запасов пресной воды на верхней палубе укрепили две дополнительные цистерны общей ёмкостью 2,5 тонн.

Число санузлов так же было увеличено за счёт их дополнительного монтажа под полубаком.

На верхней палубе и в трюмах разместили шкафы специальной конструкции, имеющие специальные гнёзда для хранения медицинского инструментария, перевязочного материала, лекарств и т.д. В камбузе установили дополнительные котлы, рассчитанные на приготовление пищи для двухсот человек.Все помещения госпитального судна выкрасили в белый цвет, а зашивку и подволок покрыли лаком. Однако, несмотря на значительные финансовые расходы и большой объём выполненных работ, судно «Император Николай II» обладало более крупными недостатками и недоработками, нежели другие госпитальные судна на Балтике.

Новое госпитальное судно могла принять на борт 264 раненых.Как плавучий госпиталь судно располагало 110 стационарными госпитальными койками для специализированного лечения больных и раненых и неоднократно сопровождало главные силы Балтийского флота, в том числе и во время Моонзундских морских сражений в августе 1917 года.

В период боевых действий в Рижском заливе, в октябре того же года, «Император Николай II», но уже под новым названием «Товарищ», оказывал пострадавшим морякам экстренную хирургическую помощь, а так же эвакуировал раненых солдат, участвующих в боях на островах Рижского залива. Осенью 1917 года судно эвакуировало 937 больных из лечебного учреждения Ревеля в госпитали Петрограда и Гельсингфорса.

В период с 5 октября 1916 и до 1 февраля 1918 года судно обслужило 1976 стационарных и более двух тысяч амбулаторных больных. В сражениях  на Моонзундских позициях госпитальное судно явилось единственным лечебным учреждением, где могла быть оказана экстренная квалифицированная медицинская помощь. Правда, следует отметить, что «Товарищ» не смог маневрировать вместе с главными силами флота во время морского боя, но его работа всё время проходила в зоне действия неприятельского огня.

В начале 1918 года на Балтийском море была создана госпитальная флотилия Российского Красного Креста. Предписаниями Совета комиссаров Флота Балтийского моря и Морского генштаба от 5 марта за №320 и от 9 марта №928 нескольким транспортным судам и госпитальному судну «Товарищ» поручалась работа по перевозке раненых и больных военнопленных из Германии.

Все суда, находившиеся в Гельсингфорском порту, были под покровительством Датского Красного Креста. Однако, несмотря на это обстоятельство, 26 апреля 1918 года на борт госпитального судна «Товарищ» поднялся отряд вооруженных финских солдат и, нарушив Гаагскую конвенцию 1907 года о неприкосновенности судов медицинского назначения, захватил  и реквизировал данной плавучий госпиталь.

Вскользь я упомянула о госпитальной флотилии РОКК, созданной в 1918 году на Балтийском флоте.Но о ней поговорим в следующий раз.

Часть первая 

Открытое пространство третьего класса.

В носовой части палубы D, сразу за лестницей для матросов, было большое открытое пространство, предназначенное как для мужчин, так и для женщин третьего класса, выполняющее такую же роль, как и общая комната на корме, а именно — это место проведения различных культурных мероприятий, и коллективного отдыха пассажиров.

23

Открытое пространство третьего класса (закрытый променад)

Открытое пространство скорее было похоже на трюм и особым интерьером не выделялось. Стены и ничем не прикрытые шпангоуты выкрасили в белый цвет, на полу постелили стандартный «плиточный» красно-белый линолеум, характерный для большинства публичных мест судна. Меблировка аналогична курительной или той же общей комнаты на палубе С. Вдоль наружных стен установили ряд тиковых скамеек с приставленными к ним столами и стульями.

Для удобства пассажиров здесь же располагался бар, а так же несколько питьевых фонтанчиков. У задней стены поместили дубовый стенд, на котором установили подсвечивающиеся изнутри изображения, подобно тому, который был в гимнастическом зале.

Характерной особенностью данного помещения было то, что сквозь него проходили шахты грузовых люков №2 и 3. На время пути вырезы в полу, во избежание несчастных случаев, закладывались деревянными рейками с решетчатыми вентиляционными отверстиями, и огораживались цепочным ограждением. Пространство между люками закрыли белыми панелями и украсили картинами, изображающие флагманы «Уайт Стар Лайн».

%d0%be%d0%b1%d1%89%d0%b0%d1%8f-%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0-%d1%82%d1%80%d0%b5%d1%82%d1%8c%d0%b5%d0%b3%d0%be-%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%81%d0%b0titanic-belfast-todd-architects-11

Специально для более оперативной обработки ручного багажа в Нью-Йорке, с правого борта открытого пространства «Титаника» вырезали лацпорт. Эта дверь никогда не использовалась для посадки пассажиров.

Каждый вечер в зале ощущалась мощная энергетика праздника. Помимо выпивания моря пива, пассажиры танцевали, пели, раскачиваясь в такт музыке. Уверена, что пели не только английские или ирландские песни, но и итальянские, немецкие, скандинавские и др. Все были пьяны и веселы, ведь люди прекрасно понимали, что эти семь дней будут самыми легкими и беззаботными, перед тем, как их встретит Новый Свет и новая жизнь, поэтому «отрывались» по полной.

Животные на «Титанике».

Метки

Питомник.

До недавнего времени, как и многие другие, мы были уверены, что всех животных перевозили в питомнике на палубе F. Ведь данное помещение отмечено на схеме «Олимпика», которая нам известна в переработке под «Титаник» от Брюса Бевериджа. Загвоздка в том, что данная схема датирована началом 1912 года, когда шла активная фаза достройки «Титаника», время, когда конструкторы на ходу вносили изменения в первоначальные планы судна, опираясь на опыт использования «Олимпика». Возможно, поняв нелогичность расположения питомника глубоко в недрах судна, затруднявшее выгул и обслуживание животных, возникла идея перенести помещение на шлюпочную палубу, в надстройку четвертой трубы.

t3u8qtp2vf8

Питомник на палубе F, согласно данным по «Олимпику» на 1912 год.

Итак, рассмотрим вариант со шлюпочной палубой. Наиболее вероятным местом для питомника является камера хранения второго класса, расположенная в надстройке четвертой трубы по левому борту. По показаниям выживших пассажиров, во время катастрофы они слышали лай собак в этом месте. По имеющейся фотографии с «Титаника» мы можем детально рассмотреть дверь, предположительно, ведущую в питомник. Обратите внимание, перед нами классическая «датская» дверь. Двери такого типа делились на две половинки по горизонтали (через нижнюю половинку можно было выпускать на улицу домашних животных), при том, что другие двери надстройки обычные. Днем верхнюю половинку могли открывать, для поступления  свежего воздуха и солнечного света. Прямоугольное зарешеченное окошко, которое, предполагаю, было без стекла, использовалось для постоянного проветривания. Согласитесь, дверь подобного типа более характерна для питомника, нежели камеры хранения.

23%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9-1

В последствии на «Олимпике» и «Британнике» питомники появились именно  в этом месте.

567

Питомник на «Британнике» был запланирован здесь изначально.

4mspnvlkdja

Питомник на шлюпочной палубе «Олимпика» появился после реконструкции 1912-13 годов.

Домашние любимцы.

Пассажиры брали с собой на борт домашних животных, в частности собак. Большинство из них содержались в специальном питомнике, как нам уже известно, на шлюпочной палубе, хотя некоторые из пассажиров первого класса держали их в своих каютах — вероятно, без разрешения экипажа или стюарды просто закрывали на это глаза.

Корабельный плотник Джон Хатчисон был ответственным за благосостояние собак. Выгул питомцев осуществляется ежедневно на юте, одним из стюардов или посыльных. Что касается болонок свое неодобрительное мнение высказал американский художник Фрэнсис Дэвис Просо, в письме, направленном из последней остановки «Титаника» в Квинстауне: «Глядя на список пассажиров, я заметил только три или четыре знакомых человека, зато там есть … несколько неприятных, хвастливых американских женщин, бич любого места, где они появляются, и нет ничего хуже, чем их присутствие на корабле. Они несут своих крошечных собак, и ведут за собой своих мужей, как домашних ягнят». Владельцы собак планировали провести выставку своих питомцев, на борту судна утром 15 апреля, но к тому времени «Титаник» уже был на дне Северной Атлантики, как, по-видимому, и большинство собак.

Список собак зарегистрированных на борту:

  •  Королевский Чарльз спаниель и пожилой эрдельтерьер, принадлежавший Уильяму Картеру;
  •  Чау-чау, принадлежавший Гарри Андерсону;
  •  Французский бульдог-чемпион, по имени Гамин де Пикомбэ, принадлежавший Роберту Даниилу, который купил его в Англии по очень высокой цене £ 150 (£ 12 575 по современному курсу);
  • Еще один эрдельтерьер, принадлежавший миллионеру Джону Джейкобу Астору;
  • Миниатюрный шпиц принадлежавший Бехштейн Маргарет Хейс, которого она держала (вероятно тайно) в своей каюте;
  • Еще одна собака, принадлежавшая Элизабет Ротшильд, также находилась в каюте;
  • Пекинес по имени Сунь Ят-сена, принадлежавший Генри Слиперу Харперу и его жене Мире;
  • Фру-Фру, «игрушечная» собака, принадлежавшая Хелен Бишоп. Этой собаке разрешили остаться в каюте с хозяйкой, так как стюардам она показалась «слишком милой», для того, что бы оставить ее среди больших собак в питомнике.

Вероятно, было больше собак на борту, но информация о них и их владельцах не сохранилась. Одним из них, возможно был пассажир Чарльз Мур из Вашингтона, округ Колумбия, который в последнюю минуту внес изменения в свои планы и решил перевезти на борту «Титаника» сотню английских гончих, которых он намеревался использовать для охоты на лис. Они были погружены на борт «Титаника», вместо другого судна.

dvctmjtljqg

Капитан Смит и его русская борзая по   кличке Бен.                                                (не было на борту «Титаника»)

Помимо собак на борту было много птиц. Элла Холмс Уайт из Нью-Йорка взяла с собой четырех петухов и кур, которые, вероятно, содержались вблизи или в самом питомнике для собак. Она привезла их из Франции, с целью увеличения поголовья птиц у себя дома (на ферме). Другая женщина сказала, что она принесла на борт еще 30 петухов, а Элизабет Рамэль Най, взяла с собой своих желтых канареек. Две собаки и канарейки высадились с пассажирами, которые покинули судно в Шербуре, первом порту, куда зашел «Титаник» после Саутгемптона. Животные путешествовали по своим собственным билетам. Даже перевозка канареек должна была быть оплачена 25ю центами США.

Мало кто из животных «Титаника» выжил. Три собаки были взяты на борт спасательных шлюпок их владельцами. Шпиц Маргарет Хейс получил безопасное место в спасательной шлюпке №7 и жил до 1919 года, в то время как Элизабет Ротшильд отказывалась сесть в спасательную шлюпку №6, если ее собаке не позволять сесть вместе с ней. Генри и Майра Харперы пронесли своего пекинеса на борт спасательной шлюпки №3, а Хелен Бишоп пришлось оставить свою Фру-Фру в каюте, к их взаимному горю. Собака пыталась остановить ее, держась за ее платье зубами, пока не разорвался шов. Впоследствии Хелен так говорила о своем горе: «Потеря моей маленькой собачки, причинила мне много боли, я никогда не забуду, как он цеплялся за мою одежду, он так хотел остаться со мной…»

Потеря моей маленькой собачки, причинила мне много боли, я никогда не забуду, как он цеплялся за мою одежду, он так хотел остаться со мной…

Никто из других животных не выжил. В какой-то момент во время гибели судна, кто-то решил освободить собак из питомника, что привело к сюрреалистическому виду стаи возбужденных собак, бегущих вверх и вниз по наклонившейся палубе, когда корабль пошел ко дну. По слухам, несколько дней спустя, когда немецкий пароход «Бремен» проходил через область, по-прежнему усыпанную мусором и плавающими в воде телами, пассажиры увидели тело женщины, крепко державшую большую лохматую собаку на руках. Бульдог Гамин де Пикомбэ, Роберта Даниила, в последний раз был замечен в воде, борющимся за свою жизнь после того, как «Титаник» пошел ко дну.

После гибели судна, несколько из оставшихся в живых владельцев животных, потребовали компенсации, за потерю домашних любимцев и птиц. Роберт Даниэль потребовал 750 $ за потерю своего родословного бульдога, а Картер хотел по 300 $ за двух своих собак. Уайт хотела 207,87 $ за утраченных ею кур, а чау-чау был оценен Андерсоном в 50 $.

Корабельный кот «Титаника».

noaca7kcozi

Кот-матрос)

Вообще, «морские» коты были обычным явлением как на торговых и исследовательских, так и на военно-морских кораблях, а само явление «корабельный кот»уходит корнями в древние времена. Моряки брали в плавание котов по многим причинам, наиболее важная из которых — это ловля крыс и мышей. Эти мерзкие грызуны могут существенно повредить не только такелаж, но и даже деревянную обшивку корабля, а на современных кораблях — перегрызть проводку, что может привести к коротким замыканиям и пожарам. Ещё более серьёзную угрозу крысы и мыши представляли для продовольственных запасов судна — причём сожран мог быть не только провиант команды, но и сам груз — зерно, специи. Таким образом, экономический ущерб, причиняемый мелкими тварями сложно недооценить. Кроме того, крысы и мыши являются источником всевозможных заболеваний, что особенно опасно в условиях длительного плавания. Существовало 2 способа борьбы с вредителями. Первый заключался в том, что несколько пойманных крыс сажали в крепкую бочку или кувшин и оставляли на несколько дней. Плененные голодные крысы, в конце концов, начинали пожирать друг друга. Морякам оставалось лишь дождаться, когда в живых останется одна, самая кровожадная крыса. Затем ее выпускали в трюм, где она начинала планомерно уничтожать себе подобных. Разумеется, такой способ не позволял полностью избавиться от крыс – рано или поздно крыса-людоед, точнее крысоед переходила на привычный корм – прежде всего продовольственные запасы корабля. Ну а второй — коты, которые, естественно, охотились на грызунов и истребляли их по мере сил.

Кошка поместила свое потомство рядом с Джимом, поваренком, который утверждал, что она всегда к нему хорошо относилась и дарила свою теплоту и преданность

На «Титанике» так же был свой кот, а точнее кошка, которую официального нарекли именем Дженни. Она жила на борту, как талисман, а также работала в службе по отлову корабельных крыс и мышей. Как и многие моряки и офицеры, кошка перешла на «Титаник» с его старшего брата «Олимпика», где Дженни родила котят, за неделю до того, как Титаник отплыл из Саутгемптона. Она обычно жила в камбузе, где персонал кормил ее и котят из кухонных продовольственных запасов. Стюардесса Вайолет Джессоп писала:«Кошка поместила свое потомство рядом с Джимом, поваренком, который утверждал, что она всегда к нему хорошо относилась и дарила свою теплоту и преданность».

Деревянко Наталья

Логвиненко Антон

Источники:

  • Georgiou, Ioannis (2 November 2000). «The Animals on board the Titanic». Atlantic Daily Bulletin (Southampton: British Titanic Society). ISSN 0965-6391
  • The Case for Dog Kennels on Titanic’s Boat Deck  by Bob Read, D.M.D. 2017

Российские госпитальные и санитарно-транспортные суда в Первой Мировой войне.(часть первая)

Метки

 Введение.

  Поражение в Русско-японской войне выявило много негативных моментов в деятельности Российского Императорского флота. В том числе и серьезные недостатки в организации его медицинского обеспечения. Печальные уроки войны были подвергнуты обстоятельному изучению в многочисленных статьях, докладах и диссертациях морских врачей. Выдающееся значение в разработке организации и тактики медицинской службы флота имела диссертация Якова Кефели, возглавлявшего в тот период медицинскую службу Черноморского флота. Автор считал, что кроме госпитальных судов, нужны транспортные медицинские суда, причем оба типа судов должны функционировать в мирное время для подготовки личного состава медицинской службы. Кефели неоднократно защищал идею о необходимости взаимодействия и связи между кораблями и военно-морскими портами. Например, он об этом писал в составленном им «Боевом авральном расписании для медицинской службы портов» и в планах проведения санитарных маневров. Излагая свое особое мнение о мобилизационной подготовке медицинской службы флота, Яков Кефели в рапорте главному медицинскому инспектору флота 9 ноября 1909 года также отмечал необходимость согласованных действий медицинской службы кораблей и порта.

Впервые в истории Российского Императорского флота санитарные маневры были проведены в Севастополе 10 августа 1909 года. Основной задачей маневров являлась практическая проверка пригодности «путевых ярлыков для раненых»* при организации морской медицинской эвакуации.

*«Путевые ярлыки для раненых» — медкарточки, специально разработанные для флота комиссией морских врачей во главе с Я. Кефели в 1908 году. В мае 1912 года на IX Международной конференции Красного Креста в Вашингтоне, эти ярлыки были признаны на международном уровне. 20 января 1914 были введены на снабжение кораблей военно-морских флотов не только России, но и многих других морских держав. В несколько измененном по форме (но неизменные по содержанию) они до настоящего времени применяются практически во всем мире.

На санитарных маневрах так же изучались многочисленные вопросы: организация медицинской деятельности на кораблях в бою, осуществление морской медицинской сортировки, эвакуации и медицинского
обеспечения военно-морских портов.

Военно-морскими врачами на основе научного исследования материалов о маневрах разрабатывались различные официальные положения, например «Правила врачебно-санитарной службы на судах флота», объявленные приказом Командующего флотом от 2 июня 1909 года д. № 287, которые регламентировали деятельность медицинской службы на кораблях Российского Императорского флота в боевой обстановке во время событий Первой Мировой войны (1914—1918 гг.)(ПМВ).

В ходе боевых действий в ПМВ появились новые тактические приёмы использования госпитальных судов. Это было медицинское обеспечение выдвинутых далеко вперёд минно-артиллерийских позиций и лёгких сил флота; развёрнутых к фронту передовых баз для обеспечения временной стоянки кораблей, при высадке морских десантов на острова и приморские участки фронта.

Во время ПМВ в учреждениях Российского общества Красного Креста (РОКК) с учётом огромных фронтов состояли многие госпитальные суда, а также приспособленные к санитарным нуждам самоходные баржи и катера. Например, на Чёрном море к 1915 году была создана флотилия из 100 транспортов. В её состав входило 4 госпитальных судна. Кроме того, для эвакуации было приспособлено ещё 10 транспортов. Значительная часть раненых эвакуировалась также на боевых кораблях. Все госпитальные суда были зарегистрированы и признаны иностранными государствами, но это не спасло многие из них от уничтожения противником.

Госпитальные суда, помимо эвакуации, проводили лечебную работу. На большинстве из них были хорошо оборудованные операционные и перевязочные. Госпитальное судно «Петр Великий» при взрыве и пожаре на линейном корабле «Императрица Мария» (Черноморский флот) приняло в день катастрофы 36 человек, на 2-й и 3-й день из Севастопольского госпиталя 119 человек, из них 74 тяжело раненных и обожженных и 45 легко раненных. Вот здесь и пригодился в деле опыт санитарных маневров, проведенных на Черноморском флоте накануне ПМВ. С «Императрицы Марии» в госпиталь практически одновременно поступило 624 человека. Из них ни один не умер. Эвакуация и помощь была оказаны вовремя и благодаря этому спасены сотни жизней моряков.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

Взрыв на «Императрице Марии» 7 октября 1916 года.

Некоторые из кораблей обслуживали лишь определенное эвакуационное направление, например, госпитальное судно «Аура» эвакуировало больных и раненых из Або-Аландской шхерной позиции. А вот военно-врачебных комиссий на госпитальных судах не было.

К концу 1916 года во всех флотах Российской Империи насчитывалось 9 госпитальных судов с общим количеством коек 1260 и 12 госпитальных транспортов. Госпитальные транспорты выполняли главным образом эвакуационные функции. Некоторые из них были довольно вместительными. Например, госпитальные транспорты «Атене» и «Экватор» за один рейс могли перевезти до 1500 человек каждый, «Португаль» — 1000 человек.

Помимо существовавших в мирное время постоянных береговых частей и команд (экипажи, полуэкипажи и т. п.), в военное время было сформировано несколько морских бригад и две отдельные морские дивизии (Балтийская и Черноморская).

Численность личного состава в бригадах колебалась от 2 500 до 8 000 человек.  Черноморская дивизия насчитывала 15 000 человек личного состава.  Основное назначение морских бригад и дивизий выполнение десантных операций. Этот вид боевых действий требовал от руководства медицинской службы флота особых организационных форм, разработанных на основе взаимодействия с санитарной службой сухопутных войск.
В начале войны предполагалось, что основные десантные операции будут направлены на овладение Константинополем и проливами, поэтому все медицинские учреждения по обслуживанию десантных войск были сосредоточены в Одессе. Для санитарной обработки десантных частей имелись пароход «Пушкин», пропускавший за полчаса 100 человек и баржа, пропускавшая 15 — 20 человек. Кроме того, должны были использоваться пароформалиновая камера и души военного ведомства, находившиеся на ст. Одесса — Товарная и обладавшие пропускной способностью 1 680 человек в день.

Оказание помощи раненым во время высадки возлагалось на госпитальные суда («Португаль» и «Экватор»). Помощь раненым и их перевозка должны были производиться на судовых госпитальных шлюпках судовым госпитальным составом. В Одессе военным ведомством был развернут тыловой эвакуационный пункт с инфекционным отделением. Для этого был использован уже оборудованный Красным Крестом в таможенном пакгаузе эвакуационный пропускной пункт на 1250 кроватей (инфекционный госпиталь) и госпиталь в складе Добровольного флота на карантинном молу.
В связи с переносом операций флота в район Анатолийского побережья Турции план эвакуации раненых был изменен. На занятом неприятельском берегу (Анатолийское побережье) военным ведомством был развернут госпитальный эвакопункт с лазаретом для сортировки раненых и больных (выделения инфекционных), на нем же лежала забота о раненых, ожидавших погрузки на суда, и выделение медицинского состава для сопровождения шлюпок, отвозящих раненых на транспорты.

При операциях, сопровождавших первые высадки десанта, подводной лодкой было потоплено госпитальное судно «Португаль», взамен которого крепостным врачом Батумской крепости был оборудован транспорт «Тевере». Но обо всём по порядку.

Госпитальные суда Черноморского флота в ПМВ.

Как уже я упоминала, в ЧФ Российской Империи состояло 4 плавучих госпиталя:

  • «Португаль»
  • «Вперёд»
  • «Экватор»
  • «Петр Великий»

Госпитальное судно «Португаль»

Пароход «Португаль» был построен на верфи французского порта Ла-Сьота и спущен на воду 25 июля 1886 года. До первой мировой войны «Португаль» принадлежало французской компании «Messageries Maritimes», совершавшей регулярно рейсы между Марселем и Одессой.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Португаль»

29 октября 1914 года, находясь в порту Одессы, «Португаль» подвергся обстрелу турецкими судами, в результате чего погибли два члена экипажа, а корабль получил пять пробоин. После этого французские власти реквизировали корабль и передали его в распоряжение русского морского министерства. По решению последнего на корабле был устроен госпиталь Красного Креста: оборудованы палаты, рассчитанные на 500 человек, операционная, аптека, походная церковь, лаборатория, дезинфекционная камера. Персонал госпиталя состоял из уполномоченного, 3 врачей, фармацевта, заведующего хозяйством, священника, 20  сестер милосердия, заведующего бельем, 73 санитаров, 2 горничных. Экипаж судна состоял из 141 моряков, русских и французов.

В ноябре 1915 года Россия официально известила Болгарию и Турцию о вводе в состав флота плавучего госпиталя. 21 декабря 1915 года (3 января 1916 года) правительства этих стран признали «Португаль» судном, пользующимся покровительством Красного Креста. Знали об этом и в Берлине.

14 февраля 1916 года «Португаль» вышел из Одессы в Батум, на Кавказский фронт, для перевозки по морю солдат из приморского корпуса генерала Ляхова, успешно продвигавшегося вдоль Турецкого побережья в сторону Трапезунда. Сестры милосердия и санитары с воодушевлением приступили к своим обязанностям, они подняли на борт 82 раненых солдата. Всего корабль совершил пять рейсов, в ходе которых забирал раненых из Арташена,  Ризе, Фахтии, Тирибона, Офы. Среди перевозимых на судне пострадавших солдат, были и турки, которым оказывали помощь в полном объеме, для них существовала отдельная – «турецкая» палата.

Перевозка раненых с берега на госпитальное судно производилась судовыми шлюпками «Португаля», происходила очень медленно и была мучительна для раненых, т. к. судовые шлюпки были совершенно неприспособленны для такой специальной цели и вообще были неудобны для приставания к мелководному берегу открытого моря. Поэтому было решено придать «Португалю» два десантных бота специально для перевозки раненых с берега на судно, которые были приспособлены для приставания к мелководному берегу. Боты эти были довольно громоздкие и «Португаль» не мог их поднять к себе на палубу судовыми стрелами и кранами, а потому, уходя из Батума в свой роковой последний рейс, пользуясь благоприятной погодой, взял их на буксир.

17 (31) марта 1916 года, когда «Португаль» стоял на якоре в Чёрном море близ турецкого города Офа, его атаковала и потопила немецкая подводная лодка под командованием Конрада Гансера. С его слов пароход  был потоплен только потому, что ему показалось, будто судно буксировало к передовым позициям баржи, гружённые орудиями и боеприпасами. Но эта ложь была пущена немцами задним числом, чтобы как-нибудь оправдать потопление госпитального судна. Не отставали от немцев и турки. Правительство Османской империи официально заявило о том, что «Португаль» не имел опознавательной раскраски Красного Креста и был атакован как военный транспорт.

portugal_ship_restaurant

Был обеденный салон

hospital_ship_portugal_ward

Стала больничная палата

Довольно подробно гибель госпитального судна описана в книге Ю. Хечинова «Война и милосердие. Страницы истории Отечества». Процитирую небольшой фрагмент:

«…«Португаль» с застопоренными машинами стоял в двух милях от берега. Дивное утро словно магнитом притянуло всех на палубу. Безоблачное голубое небо, морская гладь и синеющие вдали отроги Понтийских гор создавали неповторимую и радующую глаз гармонию красок. В этой утренней идиллии грозным набатом прозвучал голос вахтенного:
— Слева подводная лодка!

Тревожный сигнал вахтенного взбудоражил всех. Началась всеобщая паника.
— Успокойтесь, успокойтесь! Они не тронут нас. Мы под защитой Красного Креста, — раздались голоса опытных офицеров. Первая мина вражеской подлодки прошла мимо госпитального судна. «Неужели они не видят, что мы под Красным Крестом?» — гневно вопрошал себя старший врач Николай Воеводин. Вслед за этим показался бурлящий след приближавшейся второй мины…
— Надеть пояса! — успел только крикнуть Николай. Баронесса Мария Федоровна Мейендорф, сестра погибшей на «Португали» старшей сестры милосердия Анны Федоровны Мейендорф, в своих «Воспоминаниях» так описывает этот момент со слов очевидцев трагедии: «Вдруг с левой стороны судна появился перископ подводной лодки. Он был так близко, что, по словам прикомандированного к судну молодого священника, можно было бросить в него камнем и погубить эту вражескую лодку».

Вслед за этим показался бурлящий след приближавшейся второй мины…
— Надеть пояса! — успел только крикнуть Николай. Баронесса Мария Федоровна Мейендорф, сестра погибшей на «Португали» старшей сестры милосердия Анны Федоровны Мейендорф, в своих «Воспоминаниях» так описывает этот момент со слов очевидцев трагедии: «Вдруг с левой стороны судна появился перископ подводной лодки. Он был так близко, что, по словам прикомандированного к судну молодого священника, можно было бросить в него камнем и погубить эту вражескую лодку».

С подводной лодки были видны и красные кресты на трубах и флагах, и сестры в белых халатах с красными крестами на груди. Потому казалось, что для «Португали» лодка эта не представляет опасности. «Вдруг от подводной лодки по направлению к судну побежала по воде зыбь от пущенной мины. Капитан забил тревогу и приказал всем находящимся на судне надевать на себя спасательные пояса. Сестры метались по палубе. Одна из них, надев один пояс, держала в руках другой, тщетно разыскивая свою родную сестру. Многие санитары, да и сам капитан снимали с себя пояса и надевали их на сестер. Первая мина, однако, не повредила судно».

Сразу после первого залпа баронесса Анна Мейендорф и врач Воеводин Н.А. бросились по трапу вниз — спасать оставшихся в каютах парохода нескольких сестер милосердия. Подводная лодка обошла «Португаль» и уже с правой стороны попала миной в самый центр ее, как раз в машинное отделение. После второго залпа подводной лодки судно раскололось пополам и быстро пошло на дно. Врач успел вернуться наверх и выпрыгнуть за борт. Когда началась паника, радиотелеграфист Жоржетти насильно надел свой спасательный жилет на, казалось, обезумевшую сестру Александрову Т.С., после чего оба прыгнули в воду, но погибли в морской пучине.

Бросившись на помощь тонущему судну, миноносец «Сметливый» начал спасать беспомощных сестер милосердия, пассажиров и команду корабля. К месту катастрофы поспешили находившиеся поблизости тральщики, боты и шлюпки, пренебрегая опасностью встречи с подводной лодкой, которая тут же скрылась. Далее Мейендорф М.Ф. продолжает: «Они видели, как скрестились мачты кормы и носа, как мачты образовали на этот раз уже не красный, а черный крест и как под знаменем черного креста судно скрылось под водой. Они стали спешно подбирать людей, плавающих в волнах взбудораженного моря».

Удалось спасти лишь 165, 113 погибло…»

sm

Российское правительство выразило протест через посредничество США государствам Четвертного блока, назвав произошедшее преступлением. Вся русская и мировая общественность осудила «позорный поступок варваров». Однако ответа не последовало. Лишь австрийский, германский и венгерский Красный Крест ограничился тем, что выразил сожаление о гибели медицинского персонала.

Немцы после этого случая начали топить госпитальные (да и просто пассажирские) суда с каким-то особым азартом. Еще и всплывали, чтобы полюбоваться эффектом.

Госпитальное судно «Вперёд»

Уже 31 марта (13 апреля) 1916 РОКК заявило о начале подготовки замены потопленного «Португаль». 23 апреля (6 мая) главноуправляющий Красным Крестом при Кавказкой армии камергер Л.В Голубев сообщил о начале работ для переоборудования парохода «Вперёд» в госпитальное судно, рассчитанное на 120 коек. Пароход был построен в 1898 году, имел 858 тонн водоизмещения и развивал скорость до 12 узлов.

vpered-01

ГС «Вперёд»

8 (21) мая был введён в строй Черноморского флота. Госпиталь был оборудован Красным Крестом и имел все необходимые опознавательные знаки.

13(26) мая все работы были завершены, и уполномоченный Красного Креста граф А. Тышкевич официально сообщил об этом в МИД с просьбой поставить в известность все воюющие с Россией страны о появлении на Чёрном море нового госпитального судна. Теперь транспорт № 120 (это пароход «Вперёд»), приказом по Флоту от 16 июня 1916 года зачислен в разряд госпитальных судов, оборудованный на Чёрном море РОКК.

В 4.30 утра 25 июня (8 июля) 1916 года «Вперёд» вышел из Батума в Трапензуд за ранеными. Но в пути, как и «Португаль» госпитальное судно было атаковано подводной лодкой. Основанием была та же легенда о буксировке военных барж. Суть происшедшей трагедии раскрывалась в телеграмме, посланной Л. Голубевым в адрес Главного управления Красного Креста:

«25 июня в 9 час 35 мин утра выпущенной с неприятельской подводной лодки миной со значительного расстояния потоплено госпитальное судно Красного Креста «Вперёд» в 32 милях от Батума, против Ризе, в двух с половиной милях от берега. Госпитальное судно «Вперед» шло в Трапезунд, имея на борту 67 человек медицинского и санитарного персонала и экипажа, из коих спасено 60».

Подробности трагедии, происшедшей в тех же местах, где погибла тремя месяцами ранее «Португаль», таковы. На рассвете 25 июня 1916 года капитан госпитального судна «Вперёд» Петров покинул батумский порт и направился в Трапезунд за очередной партией раненых воинов. Команда работала слаженно. Пароход миновал селение Ризе и вдруг справа от бора был замечен перископ субмарины. После гибели «Португаля» на порядочность немецких подводников рассчитывать не приходилось, поэтому капитан отдал срочный приказ о спуске шлюпок. И тут справа от борта показался пенистый след мины, выпущенной неприятельской подводной лодкой. Мина ударила в носовую часть парохода и оставила огромную пробоину. Госпитальное судно содрогнулось от удара и стало медленно погружаться. Однако своевременный приказ командира судна, слаженная работа командного состава, моряков и персонала Красного Креста, не поддавшихся, по свидетельству оставшихся в живых, панике, способствовали снижению масштабов трагедии.

Большинство спаслись благодаря шлюпкам, своевременно спущенным на воду, а оказавшиеся в воде были подобраны лодками, которые подоспели на помощь.

Как отмечали очевидцы, которые наблюдали с берега за разыгравшейся на море драмой, подводная лодка всплыла, чтобы убедиться в результатах торпедирования, а затем быстро исчезла в морской пучине.

Раненых срочно доставили в батумский госпиталь, а остальных расселили в общежитии РОКК и на пароходе «Экватор». Атака госпиталя неприятелем была осуждена некоторыми странами и обществами Красного Креста. Сочувственные телеграммы пришли от итальянского, французского, сербского, шведского обществ Красного Креста.

«Новый акт варварства, — гласила телеграмма, присланная из Рима, — жертвой которого сделалось судно, носящее наши знаки, наполняет наши сердца самым глубоким возмущением. Мы протестуем против жестокого врага, нарушающего законы милосердия и человечности».

В связи с официальным протестом со стороны российского общества Красного Креста германский Красный Крест отправил ответную телеграмму:

 «Не имея возможности высказаться в данный момент об ответственности, германский Красный Крест спешит уверить русский Красный Крест в открытии тщательного расследования потопления судна «Вперёд», от которого и будет зависеть ответ на телеграфный протест от 1 июля».

Еще более уклончивый ответ пришел от общества турецкого Полумесяца. Турки не спешили выражать своё сожаление и отказались от предоставления версии случившегося, мотивируя это тем, что потопившая госпиталь лодка всё ещё находится в море. Правительству Оттоманской Порты было предложено ответить на вопрос, были ли с его стороны своевременное признание парохода «Вперёд» судном, находящимся под защитой Красного Креста. Через посольство США был дан ответ — турки не признали подобной защиты за госпиталем «Атене», что и послужило основанием для МИДа России официально заявить турецкому правительству о неприменении Россией впредь к турецким госпитальным судам постановлений Гаагской конференции 1907 года, касающихся их неприкосновенности в военное время.

В сложившихся обстоятельствах у русских властей не оставалось выбора, и 15 июля 1916 года госпитальные суда «Экватор» и «Атене» были переведены в разряд  транспортов для перевозки раненых.

Последней страницей в этой истории был отказ русского правительства от признания, введенного для плавания по Чёрному морю госпитальное судно «Болгария». На запрос Софии через посредничество посольства Нидерландов было направлено разъяснение позиции России: последовал отказ ввиду невозможности соблюдения «условий взаимности», вызванного действиями Турции и Германии.

Госпитальное судно «Император Пётр Великий»

Наиболее интересный в плане судьбы пароход. Свою историю судно ведёт с 1913 года, когда было спущено в воду со стапелей «John Brown & Co» (Великобритания) по заказу Русского общества пароходства и торговли. На той же самой судоверфи было спущено со стапеля ещё три однотипных с «Императором Пётром Великим» судна: «Император Александр III», «Император Николай I», «Императрица Екатерина II».

91d1addc9b92

ГС «Император Пётр Великий»

В то время «Император Петр Великий» водоизмещением 9200 тонн считался одним из самых больших русских пароходов. Его длина достигала 116,3 метров, ширина — 15,8 метров, осадка- 6,2 метра. Судно имело высокую для того времени скорость — 16 узлов.

До начала Первой мировой войны пароход ходил по маршруту: Одесса — Константинополь — Пирей — Смирна – Александрия.

Осенью 1914 года пароход мобилизован и в качестве госпитального судна Севастопольского порта вошел в состав Черноморского флота.

1280px-morzhimperatorpyotrvelikiy1915sevastopol

ГС «Пётр Великий» в бухте Севастополя. Лето 1915 года.

В мае 1918 года  захвачен  германскими   войсками, введённых на территорию Украины по соглашению с Украинской центральной радой, в ноябре 1918 — белогвардейцами, а в декабре всё того же 1918 — англо-французскими войсками и вскоре был возвращен прежним владельцам.

17 февраля 1920 года на пути из Варны в Одессу, севернее мыса Калиакра, пароход наскочил на мину, получил пробоину и затонул. Спустя 18 лет поднят, отбуксирован в Одессу и поставлен в капитально-восстановительный ремонт. Однако восстановительные работы на «Петре Великом» (новое название) были прерваны из-за начала Великой Отечественной войны и по стратегическим соображениям в июле 1941 года судно было потоплено на фарватере возле входа в Одесский порт. После того как Одесса была оккупирована, «Пётр Великий» в 1942 году был поднят и в качестве военного трофея переведен в румынский порт Галац на Дунае, где начали работы по вводу его в строй, однако ввести в эксплуатацию не успели. Летом 1944 года в ходе наступления Советская Армия разгромила немецкие и румынские части в этом районе и захватила «Петр Великий» невредимым.

После окончания войны судно отправили на достройку в восточную Германию в Росток, а затем — на судостроительный завод в Варнемюнде.

С 1953 года, получив новое имя — «Якутия» в качестве грузо-пассажирского парохода был включен в состав ММФ Дальневосточного морского пароходства. В 1975 году судно выведено из состава пассажирского флота, и в дальнейшем использовалось в качестве гостиницы под названием «Морская-2».

История парохода заканчивается в 1987 году, когда бывшего «императора» продали на слом южно-корейской компании.

Госпитальное судно «Экватор» (фотогалерея)

Бывший французский грузо-пассажирский пароход, построенный в 1874 году. Судно совершало рейсы в Южную Америку, а так же в порты Чёрного и Средиземного морей.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d1%8b%d0%bc%d1%8f%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b9

ГС «Экватор»

С началом ПМВ судно переоборудовали в госпитальное. Согласно Гаагской конвенции корпус судна был выкрашен в белый цвет, с красной продольной полосой по бортам. На белой трубе, с двух сторон, отчётливо выделялись большие красные кресты. На корме судна развивался французский национальный флаг, а на грот-мачте – флаг Международного Красного креста. «Экватор» мог принять на борт до 700 больных и раненых, располагал 400 койками. Он имел одну операционную, две перевязочные, аптеку, помещения для персонала Красного Креста.

На юте, в помещении бывшей столовой первого класса, обустроили две госпитальные палаты для тяжелораненых (на 42 койки), и одну палату (на 12 коек) для раненых офицеров. На шканцах, с левой стороны, отвели помещение для операционной. Рядом с операционной обустроили «чистую» перевязочную, которая при необходимости могла быть использована под операционную, и имелся лифт для транспортировки больных в палаты «эмигрантского» отсека.

В каютах второй палубы оборудовали госпитальные палаты на 107 коек, аптеку, помещения для медперсонала и перевязочную для инфицированных ран. В носовой части палубы обустроили столовую на 60 мест, а в кормовой — на 65.На третьей палубе (в «эмигрантском» отсеке) развернули три палаты с 2-ярусными металлическими койками, всего на 238 раненых. Кроме того в трюме размещалась палата-изолятор на 13 мест. Таким образом, плавучий госпиталь «Экватор» представлял собой вполне оборудованное судно для массовой эвакуации раненых, способное не только транспортировать пострадавших в боевых действиях, но и обеспечить квалифицированную врачебную помощь и лечение

Штат госпиталя состоял из уполномоченного РОКК, старшего ординатора, старшего врача, младшего ординатора, 25 сестер милосердия и 50 санитаров.

12 марта 1915 года  пароход получен во временное пользование России от  правительства  Франции  и  зачислен в состав Черноморского флота  в качестве госпитального судна. 14 февраля 1916 года «Экватор» прибыл в Батум, откуда начало совершать планомерные рейсы, осуществляя эвакуацию раненых с приморских территорий, где действовали сухопутные войска Кавказкого фронта.

После гибели парохода «Вперёд», «Экватор» был исключен из состава госпитальных судов и переведён в разряд санитарного транспорта.

В мае 1918 года, вместе с ГС «Император Петр Великий» захвачен  германскими войсками в бухте Севастополя, спустя время возвращен прежним владельцам.

«Экватор» списан на слом в 1922 году.

Продолжение следует…

Во второй части познакомимся с  ГС Балтийского флота в Первой мировой войне .